Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:19 

Страшная сила. Главы 5-6.

-Хиссти-
кошка угорелая
Фандом: Вдоль по радуге или приключения Печенюшкина
Название: Страшная сила
Автор: -Хиссти-
Размер: макси
Пейринг/Персонажи: Ляпус/Тилли, Печенюшкин, Лиза, Алёна, другие канонные персонажи, ОЖП, эпизодические ОМП
Категория: гет, джен
Жанр: драма, hurt/comfort, экшн, AU
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: Мэри-Сью, OOC, насилие
Примечания: Не полная история. Планируется приквел.
Краткое содержание: Что-то пошло не так с момента, когда Печенюшкин и Лиза отправились через подземный ход в замок Ляпуса, чтобы вызволить Алёну. В их планы вмешивается некая подозрительная особа, а также фея Тилли, которая, как и все жители Фантазильи, находится в подчинении у Ляпуса. И не только в их планы, но и в планы самого Ляпуса тоже.

5. Проверка отравленной кисы.

Отведя Хисстэрийю в комнату для отдыха, Ляпус отправился искать Тилли с Алёной. Он обнаружил их наверху в одной из башенок. Тилли что-то показывала девочке в небе, а та с мечтательным видом это рассматривала. Вид у обеих был вполне довольный. Ляпус подошёл к ним.
- Чем занимаетесь, прелестницы мои? - он изобразил дружелюбный интерес. - Не скучаете?
- Так просто - не скучаю, а вот по Лизке соскучилась уже, и по Фантолетте с Морковкиным тоже... - вдруг вспомнила Алёна. - Что-то не видно их никого - и внизу не идут, я бы заметила, и даже ступы в небе не видать. Забыли меня все, не торопятся прийти за мной, - она шмыгнула носом. - Не нужна я никому, все говорят, я каприиизнаяя! Лизка, противная, меня тут насовсем бросилааа! - начала она вдруг реветь.
- Ну что ты, деточка моя ненаглядная! - кинулся Ляпус её утешать. - Не надо плакать! Не спешат твои друзья тебя забирать? Ай-яй-яй, как нехорошо! Это оттого, что меня так боятся, тебя бросили?! С такими друзьями и врагов не надо! Так оставайся у меня!
- Не хочу. Ты хитрый и обманываешь. Наверное, запер всех где-нибудь, а теперь наговариваешь, чтобы я не ждала их больше.
- Такая славная девочка, а такая недоверчивая! Обижаешь ты меня! - Ляпус принял глубоко оскорблённый вид, но в следующий миг перешёл на серьёзный, доверительный тон: - Ты знаешь, Алёнушка, мне ведь некогда запирать кого-то, даже если бы я и хотел. У меня забот по горло, как я уже говорил тебе, народ во мне нуждается. Помочь всем надо. Вот и сегодня, представляешь - девочку нашёл такую, на кошечку похожую, с хвостиком и ушками пушистыми. Хорошая девочка, весёлая, постарше тебя немножко будет. Да только болеет она тяжело, никто, кроме меня, ей помочь и не сможет. К ней-то я и отлучался. Приютил, обогрел, накормил, витаминчиков дал ей полезных...
- Правда? - Алёна, как будто поверила в эту историю - Ты ведь её вылечишь?
- Надеюсь, - вздохнул Ляпус. - Пока понять пытаюсь - можно ли ей помочь, будет ли девочка жить. Если она поправится, я вас познакомлю, будет тебе вместо сестрёнки старшей. Тилли, - он поманил феечку пальцем, - сходи, кстати, проведай девочку, узнай, как она себя чувствует, и принеси ей водички попить. После витаминчиков ей, наверное, пить хочется. А мы с Алёнушкой тут тебя подождём, да, Алёнушка?
- Да. Возвращайся поскорее, Тилли. Ты хорошая...
- Нравится тебе Тилли? Что ж, я попрошу её впредь всегда за тобой приглядывать, когда я занят. Я рад, что вы поладили, - Ляпус посмотрел вслед удаляющейся феечке и продолжил, вернув на лицо добрую улыбку. - Ну вот, видишь - у тебя тут новые друзья потихоньку появляются!
- А куда ты ту старую бабульку дел? - вдруг спросила Алёна. - Неужели и правда в муху превратил?
- Да не за что мне её в муху превращать! Мне стыдно стало, и я решил дать ей выходной, чтобы загладить причинённую обиду. Всё с бабушкой Мюрильдой хорошо, напрасно ты так переживаешь.
- Ну ладно. Я пока тебе поверю... - тихо и задумчиво пробормотала девочка. На самом деле Ляпус по-прежнему не внушал ей доверия, но Алёна решила быть хитрее и подыграть ему. Пусть расслабится и думает, что она готова остаться у него, а там...
- Вот и славно! А теперь расскажи, что вы с Тилли тут делали, пока я не видел?
- Она мне замок показывала. Тут так красиво! - Алёна принялась рассказывать обо всём, что ей понравилось, и вскоре Ляпус, утомлённый её болтовнёй, начал думать. что надо бы поскорее разделаться со всеми и избавиться от девчонки. Пока что всё ещё был шанс использовать её как приманку. Приходилось терпеть и изображать доброго дяденьку. И правда, где же эти волшебники, почему не торопятся вызволять Алёну?!

Оказавшись в приготовленной для неё комнате, Хисстэрийя огляделась вокруг, соображая, что же ей предстоит теперь делать.
"Отдыхать? - подумала она. - В смысле, спать пора, что ли? Рановато что-то... Но придётся подчиниться хотя бы для виду, чай, не у себя дома. Голова кружится... - киса присела на бархатный диванчик с мягкими подушечками. - Наверное, уже что-то действует... А тут ярко! С претензией на красоту и нарядность. Чья это комната вообще? Телевизор, книжки, цветы какие-то везде... Красивые занавесочки, колокольчики, мазня какая-то на потолке... Так, а зеркало? Где?! Ну вот, тут нет зеркала... Обидно, досадно... ладно. Думаю, здесь я не подурнею, нет необходимости проверять, как я выгляжу.
Опять голова кружится... И в ушах звенит. И в груди что-то беспокоит... Хочется выйти отсюда и с кем-нибудь поговорить! Поговорить... о чувствах, вот о чём! Высказать всё, что я думаю. А я думаю... я такое думаю, что мало вам не покажется! И обязательно скажу! Так... это что я такое сказать собралась, и кому? Это вот так и должно быть, да? Так действует это снадобье? Ну, и что дальше?
Так! Кто-то идёт, прямо сюда. Шаги лёгкие, тихие... Наверное, это Тилли. Сама решила зайти или Ляпус послал её приглядеть за мной?"
- Иди сюда! - закричала киса, высунувшись в коридор. - Я тебя жду, прелесть моя! Мне тут одной очень скучно, поговорить с кем-то надо! Скорее!
"Ой! Чего это я так громко? Отрава... да, это она так действует, всё в порядке".
Хисстэрийя не ошиблась - это была Тилли. Она вошла, держа в руках что-то, осмотрелась и слегка поклонилась кисе, учтиво поинтересовавшись:
- Ну как ты тут? Отдыхаешь? Тебе нравится твоя комната?
- Не очень, - прямо призналась Хисстэрийя. - Слишком ярко и при этом как-то темно. А ещё зеркала нет, вот это самое гадкое. Я, наверное, как-то не так выгляжу - а посмотреть на себя не могу. Да? Что ты так смотришь? У меня что-то изменилось?
Тилли отвела глаза, напуганная проницательностью Хисстэрийи. Ведь у той действительно кое-что изменилось во внешнем виде: розовые острые ушки, торчащие из чёрных волос, теперь были ярко-зелёного цвета. Да и лицо постепенно приобретало зеленоватый оттенок. Фее сделалось нехорошо. Она не могла толком определить - её новая знакомая перевоплощается сама и знает об этом, или же это Ляпус коварно подмешал ей что-то в еду, чтобы... Тилли боялась даже предположить, зачем именно. Ей вдруг стало страшно, что киса может погибнуть или превратиться в какое-нибудь растение, существо или предмет, и даже не подозревает об этом сейчас, думая, что просто шутит насчёт изменившегося вида.
- В-всё хорошо. Я... Вот, я принесла тебе воды, - девушка протянула кисе хрустальную склянку. - Вдруг ты захочешь пить?
- Спасибо! Вот видишь, как я и говорила - ты принесёшь мне попить, - улыбнулась Хисстэрийя. - Ляпус попросил тебя... принести воды, а заодно справиться о том, как я здесь. Гостеприимный хозяин! Сам занят, тебя посылает... Эх-эх, девочка ты на побегушках... Не обидно тебе?
- Перестань! - вспыхнула фея, задетая этими словами. - Я сама пришла к господину Ляпусу и пообещала, что буду верно служить ему всю жизнь!
- Подойди сюда... Ближе! - Хисстэрийя поманила Тилли пальцем, пристально глядя ей в глаза. Взгляд её был каким-то безумным, дыхание - неровным и тяжёлым, приправа номер семь вызывала жажду и головокружение, хотя киса всё равно старалась оставаться в сознании. - Скажи мне вот что: тебе хорошо? Только честно!
- Да, мне хорошо. Мне всё нравится. Я на всё согласна, - монотонным, точно механическим, голосом ответила Тилли. - Я ничего не хочу вернуть.
- Вернуть?! - киса встрепенулась. - Точно! Именно этого ты хочешь! - воскликнула она, наскочив на юную фею и заговорщицки положив руку ей на плечо. - Из тебя что-то пропало. Радость. Лёгкость. Свобода. Смелость. Способность не соглашаться. Именно это ты хочешь вернуть!
- Перестань! - взмолилась Тилли.
- Попроси Его Капюшонство запретить мне говорить с тобой - тогда перестану! - дерзко ответила Хисстэрийя.
- Я ничего не хочу попросить, - покачала головой феечка. - Я делаю только то, что господин Ляпус прикажет мне.
- У тебя не получается просить, да? - киса нахмурилась, что-то обдумывая. - Физически не получается? Так... Тогда не проси ничего. Делай только то, что Ляпус прикажет тебе, и ничего сверх того. Сам в итоге не выдержит, придёт и спросит, чего ты хочешь. Но у нас мало времени ждать, пока это случится. Надо что-то делать!
- О чём это ты?
- Ну ты же слышала - выполняй в точности то, что Ляпус прикажет тебе. Никакой отсебятины. Поняла?
- Я и так знаю!
- Вот и хорошо. Только СОВСЕМ никакой отсебятины, понимаешь? - Хисстэрийя начала задыхаться и перешла почти на шёпот. - Как будто ты никто. Тебя нужно потерять... Ты должна потеряться. Пусть он тебя потеряет... Из виду.
- Ты очень странная, вот что! И говоришь что-то странное.
- Мне Ляпус просто дал другую отраву, не ту, что тебе и всему народу Фантазильи, и теперь эта отрава действует, вот я и несу странные вещи, - киса отхлебнула из склянки, смачивая пересохшее под действием не то волшебной приправы, не то собственной безостановочной болтовни, горло. - Спасибо ещё раз за воду, Тилли. Беги докладывать Его Капюшонству, что я совсем готова!
- Откуда ты знаешь, что...? - Тилли была совсем сбита с толку.
- Что он меня чем-то отравил? Ну, смотри... Ляпус же попросил тебя принести мне воды не по доброте сердечной, верно? Он же задумал какую-то хитрость? Проверку там, ловушку для меня... Послал тебя, чтобы ты принесла мне попить, а заодно увидела, если его зелье на меня уже как-то действует, и рассказала ему. Давай, делай, что он тебе сказал. И что я тебе сказала. Будь умничкой! - киса ободряюще улыбнулась феечке. - Всё будет хорошо, только не сразу.

- Господин Ляпус, она вся зелёная! - выпалила Тилли прямо с порога, едва поднявшись назад в башню.
- Что, прямо по уши позеленела? - уточнил домовой.
- Да, и уши... и лицо тоже зелёное, - подтвердила феечка. - И даже язык зелёный.
- Зелёная?! Девочка? Ты что ей за витаминчики такие дал?! - сердито накинулась на Ляпуса Алёна, услышав это. - В лягушку превратить её хочешь? Или в такую же, как этот противный... Глупус?!
- Ни в кого я не хочу её превращать... - устало, с трудом скрывая раздражение, ответил Великий Злодей. - Перестань думать обо мне так плохо, я ведь могу и обидеться! Видишь ли, девочка с ушками болеет, поэтому и позеленела, это её болезнь так на витаминчики реагирует. Но это ненадолго! Я прямо сейчас пойду её лечить. И если девочке полегчает, то скоро она будет выглядеть совсем как обычно! Понимаешь?
- Аа... Это волшебство такое, да? - похоже, это объяснение удовлетворило Алёну. - Нигде про такое раньше не слышала. Мне вот разве что горчичники ставили, когда я простудилась, только я от них не зелёная, а красная вся была.
- Ну вот видишь, ты сама прекрасно понимаешь, как это делается! А теперь не обессудь - мне пора лечить бедняжку. Как она там - всем ли довольна, ни на что не жалуется? Не спит, не в обмороке? - поинтересовался Ляпус уже у Тилли.
- Не спит и не в обмороке. Жалуется на то, что в комнате темно и нет зеркала. Бредит, говорит что-то непонятное...
- Ай-яй-яй! Придётся найти для девочки зеркало, как же я забыл?! - с деланным сожалением покачал головой Великий Злодей. - Капризная какая, однако! Ну, когда заболеешь или устанешь, всегда тянет капризничать, всё-то не так, всё не нравится... Похоже, и Алёна наша уже малость притомилась, тоже видишь, как капризничает. Тилли, отведи-ка нашу маленькую гостью в её комнату. И не отходи от неё никуда, будь всё время рядом! Успокой её, книжку ей почитай, а потом и спать уложи, время позднее уже.
- Я поняла, господин Ляпус. Алёна милая, пойдём...
- Я спать не хочу ещё!
- А пока и не будем! Я тебе книжку почитаю. Про что ты хочешь?
- Я ещё не подумала...
- Ну, пока спускаться будем, ты подумай, хорошо? Я тебе могу много разных сказок рассказать, если захочешь!
- Хочу. Расскажи, пожалуйста...
Их голоса понемногу стихли, удаляясь.
"Сколько же хлопот с этими чужими девочками! - подумал Ляпус, направляясь в комнату, где его дожидалась позеленевшая киса. - Сколько терпения мне ещё понадобится!.. Разобраться бы со всеми поскорее..."

Хисстэрийя чувствовала, как у неё всё сильнее кружится голова. Чем-то занять себя было затруднительно, оставалось дождаться, когда же Ляпус вспомнит о ней и сделает то, что собирался. Если собирался... В какой-то момент кисе вдруг пришло в голову, что она ошиблась в своих догадках, и на самом деле от неё просто хотят избавиться.
- Мииилая моя... - негромко затянула она, откинувшись на спинку дивана, - Взял бы я тебяяя... Да там, в стране далёкой, чужая ты мне не нужнааа... Вот и сиди тут одна!.. - услышав себя, киса рассмеялась и заткнула себе рот рукой, чтобы больше не петь.
"Совсем я что-то расслабилась... Лучше не забывать, что на меня всё ещё действует какое-то зелье или что оно там. Молчи и не пой больше! Вдруг кто слышал? Стыд-то какой тогда!.. Так... - сквозь шум в ушах до неё донеслись какие-то всё приближающиеся звуки. - Опять шаги снаружи! Не тихие на этот раз. Неужто наконец-то сам Ляпус? Ужель дождусь я тебя, чудо ты хитроголовое, мастер очарования... и околдовывания?!" - Хисстэрийя медленно приподнялась, поправила примявшиеся волосы и приготовилась к очередному испытанию. Сквозь мелькающие перед глазами яркие пятна, она уже видела, как в дверях появился невысокий силуэт с тёмными волосами и направился к ней.
- Ну, что, киса? - Ляпус окинул её взглядом, убеждаясь в том, что девчонка пришла в нужное состояние. - Значит, говоришь, зеркала тебе тут не хватает? И что же ты тут теперь делаешь, без зеркала-то?
- Что, что... Вас жду, Ваше Капюшонство! Скучаю тут, грущу и тоскую одна, понимаете ли... - киса полупритворно вздохнула. - Как вы и сказали - отдыхаю, пока вам не понадоблюсь. Уже понадобилась, да?
- Да, - Ляпус перешёл прямо к делу. - Сейчас ты ответишь мне на несколько вопросов. Если мне понравятся твои ответы - останешься у меня в замке и будешь верно мне служить. Работа для тебя у меня найдётся, если только ты хоть что-то умеешь делать, так что скучать тебе больше не придётся.
- Отлично, Ваше Капюшонство. Мне нравится ваша идея! - обрадовалась Хисстэрийя. - Спрашивайте, о чём желаете, я готова развеять ваши сомнения. Вы же небось опасаетесь, что я вас обманываю?
- А ты девочка понятливая! - Великий Злодей был несколько удивлён, но пока не мог решить, радоваться ему или опасаться её ещё больше. - И откуда это ты такая умная взялась, да ещё и в мой замок без предупреждения ворвалась?
- Откуда я? - киса задумалась, вспоминая свой путь и сам дом, из которого она отправилась в замок Ляпуса. - Ну, вы знаете, дом у меня такой... светло-коричневый, почти жёлтый, окружён деревьями, и куст сирени ещё под окном растёт, правда, не цветёт что-то. Это далековато от вашего замка, честно говоря. Но моё решение помочь вам избежать опасности было столь сильно, что меня не остановили бы никакие расстояния и преграды!
- Решение помочь мне... - задумчиво повторил Ляпус. - А точно ли оно?
- Да, именно помочь вам, - Хисстэрийя решительно сжала кулачки. - Нравится это вашим врагам или нет!
- Ты ведь не пила газирон или негрустин с соком гуарама, верно? - Ляпус нахмурился, внимательно глядя на кису. - Даже не пробовала! Почему же тогда ты хочешь служить мне?
- Я пришла помогать вам добровольно, Ваше Капюшонство, - голос её звучал как-то уж слишком простодушно. - Ну, по собственному желанию, понимаете?
- Ты лжёшь! Такого не может быть! Те, кто ничего не пили, не признали меня своим повелителем и не перешли на мою сторону.
- Это... это очень печально, Ваше Капюшонство! - взволнованно воскликнула Хисстэрийя. - Это означает, что вы - увы! - не пользуетесь симпатиями народа, раз никто не следует за вами добровольно. Многого ли стоит ваша власть над Фантазильей, если народ подчиняется вам всего лишь из-за какой-то добавки в напиток, а вовсе не по причине вашей личной, так сказать, харизмы?! Неужели ваше самолюбие нисколько не задевает то обстоятельство, что вас не любят? Ведь власть, основанная на любви, гораздо сильнее и прочнее, чем та, что держится на страхе или на действии колдовских средств! Понимаете?! - в порыве экзальтации киса приблизилась к Ляпусу так близко, что ему показалось, что она сейчас схватит его за руки, но вместо этого Хисстэрийя лишь перешла на заговорщицкий шёпот, не сводя с него решительного взгляда. - Вот что, слушайте, Ваше Капюшонство: если вы хотите завоевать весь мир и - особенно - удержаться у власти, вам нужно, чтобы вас любили! Тогда у вас будет больше авторитета, и кто-то будет за вас даже без помощи сока гуарама или чего-то подобного.
- Ну-ну, - Великий Злодей покачал головой. - И как, по-твоему, мне этого добиться?
- Ну, для начала - вам не помешало бы стать красивее, - невинно заметила киса.
- Я и так красивый!
- Завидую! Мне бы такую самоуверенность... - мечтательно протянула она. - Вы нравитесь себе, я понимаю. Вы довольно миловидны от природы и выделяетесь среди ваших собратьев, это правда. Но народ любит, когда их правитель опрятен, аккуратен и не ходит как невоспитанный неряха, прикрывая серебряным капюшоном нечёсаные грязные космы! Всё-таки вам стоит причёсываться и чистить зубы каждый день. А если вам почему-либо трудно это делать самому - ну, бывает такое, понимаю, - то... - Хисстэрийя сделала паузу, будто бы на миг задумавшись, - я думаю, можно ведь и попросить кого-нибудь каждый день помогать вам привести себя в порядок.
Совет этот прозвучал вполне невинно, но очевидно, что-то в этих словах задело Ляпуса так, что он рассердился.
- Замолчи! - гневно оборвал он кису. - Никто не смеет мне такое говорить!
- Никто? Не смеет? Ну да, разумеется... - пробормотала Хисстэрийя так тихо, чтобы Великий Злодей не расслышал иронии и какого-то торжества в её голосе. - Послушайте, дражайший господин Ляпус... что ж вы так нервничаете-то сразу? Я же не говорю, что я лично возьмусь каждое утро вас расчёсывать, так что можете не беспокоиться! Делайте, как вам удобнее. Я просто предложила вариант, как стать красивее, чтобы вас любили.
- Ладно, я ещё подумаю над этим, - поспешил Ляпус свернуть эту тему. - А пока всё-таки ответь на несколько моих вопросов.
- Спрашивайте, Ваше Капюшонство, - небрежно бросила киса. Было видно, что возможные вопросы совершенно не пугают её - или это так действовало волшебное снадобье? Ляпус недобро прищурился и спросил, жёстко и напрямик:
- Это Печенюшкин подослал тебя ко мне?
- Чего?! - выпалила Хисстэрийя в ответ с неподдельным удивлением. - Нет, я понимаю, что вы не доверяете мне. Правильно, нужно быть готовым к тому, что кто-то - двойной агент и лишь делает вид, что на вашей стороне. Но уж кого Печенюшкин точно не послал бы на подобное дело, так это меня, - она усмехнулась. - Я вообще боялась, что он меня перехватит! Пронесло... Хотя старшая девчонка, что была с ним, намекнула, что я могу быть злой ведьмой. Тем не менее, схватить они меня не успели - свалились в ловушку. Я уже и не рассчитывала, что мне так повезёт...
- Действительно, тебе повезло. Но что, если ты, даже не будучи заодно с Печенюшкиным и девчонками из мира людей, втайне мечтаешь о моём поражении, как и некоторые отдельные жители Фантазильи, что отказались покориться мне и не так давно собирались втереться ко мне в доверие, чтобы затем нанести подлый удар? - Великий Злодей намекал на Фантолетту и её сорвавшийся план. Киса поняла это и вдруг почувствовала, что ей неприятно такое сравнение. Но возмущаться не стала, только терпеливо вздохнула и серьёзно ответила:
- Ваше Капюшонство, вот что я скажу вам по секрету... Втайне я мечтаю о том, чтобы у вас всё сложилось хорошо. Ну, то есть, теперь уже не втайне, раз вы знаете, - киса улыбнулась. - Впрочем, верить мне или нет - дело ваше. Я же не пила сок гуарама, ну как я могу просто так быть на вашей стороне? Ваши враги, наверное, тоже так недоумевать будут, решат ещё, что я к ним присоединиться хочу... Мне уже заранее неловко, что придётся обидеть их отказом! - полусерьёзно-полуиронично закончила Хисстэрийя. Она отчётливо чувствовала, что ей хочется быть искренней и довериться Ляпусу во всём, поделиться всем, чем только можно. Таково было всё усиливающееся действие волшебной приправы номер семь. Но в то же время киса с некоторым удивлением отмечала, что это совсем не мешает ей производить нужное впечатление и говорить то, что ей было выгодно.
- А почему враги решат, что ты хочешь к ним присоединиться? - неожиданно спросил Ляпус, как будто надеясь застать Хисстэрийю врасплох. - Между вами так много общего, что тебя примут за свою, за, что называется, добрую?
- Да может быть и примут за добрую, если не послушают Лизу, она-то меня сразу в ведьмы определила. А та же Фантолетта... ой, знаю я таких тёток, вечно они пытаются убедить меня, что я хорошая и правильная, что на самом деле думаю так же, как они, и в глубине души вообще люблю всё то, что им хочется... Вот она тоже так может. Не поверит, что я на вашей стороне, будет говорить, что меня надо спасать, ну или чтобы я одумалась, не поддавалась на ваше коварство и обман! Разве ж можно поверить, что вы хоть кому-нибудь... пусть не всем, но хотя бы кому-то... внушаете не те чувства, что остальным? Что вас хоть кто-то... - фраза тихо оборвалась, так и оставшись незаконченной. В глазах у кисы потемнело, потолок и стены закружились, тело обмякло, и она рухнула на диванчик, чувствуя, что словно проваливается в пустоту... До неё донеслось, как Ляпус что-то сказал, перед тем, как вокруг стало пусто и темно, но Хисстэрийя уже не разобрала, что.
"Что вас хоть кто-то не считает безнадёжным!" - вертелся у неё в голове отголосок недосказанной фразы.
- К утру точно очнёшься. Понаблюдаю за тобой ещё, а то странная какая-то, - негромко сказал Ляпус, оставляя кису одну в полутёмной комнате. Дверь он запирать не стал - рассудил, что вряд ли Хисстэрийя будет представлять какую-то опасность в ближайшее время.


6. Всё выходит из-под контроля.

Ляпус удалился в свои покои - обдумывать дальнейшие планы. Положение его казалось опасным и шатким, всё будто пошло как-то совсем не так. Он ждал, когда же Печенюшкин наконец-то примет вызов и заявит о себе. А вместо этого объявилась какая-то незнакомка и сообщила, что Печенюшкин в ловушке вместе с одной из девчонок. Слишком уж сильно это походило на сговор, дабы ослабить его бдительность, сбить его, Великого Злодея, с толку, спутать его планы. Тем не менее, проверка показала, что болтливая киса Хисстэрийя питает к нему искреннюю симпатию и потому едва ли может быть врагом. Вот только советы она дала довольно неожиданные - "всё-таки вам стоит причёсываться и чистить зубы каждый день", "стать красивее, чтобы вас любили"...
Внезапная картина встала у Ляпуса перед глазами: вот Тилли бегает вокруг него, бережно расчёсывает его тёмные кудри, лёгкое платьице её развевается на ветру... Она смеётся, напевает что-то, и её голосок, подобный хрустальному колокольчику, ласкает слух.
- Ну вот, так-то гораздо лучше! Теперь ты красивый! - радостная, юная фея берёт домового за руку и ведёт за собой к реке, желая показать ему его отражение. - Посмотри на себя - видишь, какой ты теперь красивый?
Ляпус видит и слегка удивляется увиденному. Он не привык видеть себя таким. Лучше, чем на самом деле. Вот теперь - действительно лучше всех! Тилли ласково гладит его кудряшки и чмокает его в щёку, отчего лицо внезапно теплеет, заливаясь краской, и хочется широко улыбаться от радости...
Нет, хватит! Ляпус резко тряхнул головой, обрывая так невовремя одолевшие его фантазии о том, чего не было. Разве время сейчас мечтать, когда нужно быть начеку - ведь где-то в замке всё ещё находятся враги, а в комнате для гостей отходит от волшебной приправы эта не в меру острая на язык особа неопределённой принадлежности! Нужно быть начеку, не думать о... И почему ему снова так хочется слышать этот звонкий смех, почему опять не хватает этой приветливой улыбки, трогательной заботы и весёлой непосредственности? Тилли на какой-то момент стала вновь такой, но не с ним, а только с маленькой Алёной... Ах да, Алёна. Надо проверить, как она там. Бодрым шагом, позволяющим настроиться на деловитый лад и не впадать в непрошеные мечты, Ляпус направился в комнату, где, согласно его недавнему распоряжению, жила и отдыхала маленькая девочка. Тилли должна была сейчас быть с ней. Если они и впрямь так быстро поладили - может быть, Алёна больше не вспомнит о своих прежних друзьях, не попросится на волю? Может быть, ей и здесь теперь хорошо? Если да - значит, он, Великий Злодей, одержал половину победы!

Смотритель дворцовой кладовой, крепкий здоровый детина по прозванию Тимоха-Богатырский Кулак, закончил перепись по оставшимся запасам продуктов, засунул клочок бумаги и обломок уголька в карман и направил, было, свои стопы на кухню, чтобы отдать распоряжения поварам, как вдруг его чуткий нюх уловил некий запах живого существа.
"Фу, что-то здесь крысой пахнет! - поморщился Тимоха. - Крысой?! Неужто опять та самая, которая девчонку выпустила? А ну держись!" - он направился на запах, стараясь двигаться бесшумно, хотя ему это удавалось плохо. Присутствие крысы поблизости ощущалось отчётливо, но заметить её никак не удавалось. Мануэла - а это была именно она - не была дурой, уж она-то умела передвигаться по замку так, чтобы не быть пойманной.
"Подлая тварь! Где ты тут прячешься?! Я всё равно тебя сцапаю!" - затаив дыхание и тяжело пыхтя, Тимоха-Богатырский Кулак крался по коридору, стараясь двигаться бесшумно, что при его комплекции давалось ему нелегко. Вдруг из одного из залов до него донеслись негромкие голоса.
- Всё, сеть полностью растаяла. Теперь можно и выбираться. Я вылезу и спущу тебе верёвку.
- А как ты вылезешь?
- Ну, уж ловкостью и прыгучестью меня природа не обделила. Ты забыла, кто я такой?
"Так-так! Похоже, здесь не только крыса! Ну-ка, кто это к нам пожаловал?" - Тимоха затаился в углу, пока не обнаруживая себя.
Печенюшкин перекинулся в маленькую рыжую обезьянку и сделал резкий рывок вверх. У Лизы захватило дух. Спустя пару мгновений он снова был мальчиком. Нащупав слабый неяркий луч, скользящий по стене и полу, Печенюшкин просто перехватил его ногой, а конец поднял с пола как самую обычную верёвку и начал тянуть. Луч уплотнялся и растягивался, превращаясь в тонкий, но прочный серебристый канат. Мальчишка спустил его конец вниз, к Лизе.
- Хватайся и держись крепче!
Девочка послушно ухватилась за канат и принялась лезть по нему наверх, пыхтя и боясь сорваться. Печенюшкин держал канат крепко, без малейшего намёка на то, что вот-вот невольно выпустит его из рук, а на лице мальчика ясно читалось ободрение и уверенность, что Лиза справится. Собственно, вскоре она уже стояла рядом с мальчиком возле края дыры и отряхивала штаны.
- Молодец, Лизонька! - улыбнулся Печенюшкин. - Этак тебе таблетки силы могут и не пригодиться, сама отлично справляешься!
- Это ты молодец! - восхищённо воскликнула Лиза. - Ты настоящий волшебник! Я не знала, что ты и такое умеешь!
- Пустяки! - отмахнулся мальчик. - Так, а теперь пойдём, тихо и без разговоров. Я, кажется, знаю, где Ляпус может держать Алёну.
- А вот я, кажется, знаю, где лучше держать вас, ребятки! - крупная грузная фигура внезапно нависла над ними. Лиза вздрогнула от неожиданности. Печенюшкин крепче сжал её руку.
- Не ожидали, ага? - силач-смотритель нехорошо ухмылялся, нашаривая что-то в глубоких карманах штанов. - Думали, вас тут не заметят, угу?
- Думали, ваших придёт побольше, - ответил Печенюшкин, критически осматривая того. - Стало быть, ты не за нами, а так, мимо проходил.
Лиза видела, как ручища громилы нащупала искомый предмет и собирается пустить его в дело. Что бы это ни было, оно могло представлять опасность. Времени на раздумья не было. Оставалось только импровизировать.
- Что это?! - девочка удивлённо повернулась в сторону. Наигранное удивление вдруг сменилось настоящим - в темноте и впрямь как будто что-то шевелилось! Считай, что и не притворялась вовсе.
Этого хватило, чтобы Тимоха отвлёкся. В тот же миг Печенюшкин оказался близко, перехватил его руку, и из разжавшегося кулака выпал... свисток.
- Так я и думал - оружия у тебя при себе нет. Позвать кого-то хотел?
- Да я вас и голыми руками положу!! - взревел детина, вырвавшись и с силой оттолкнув мальчика к стене. Тот сцепил зубы от боли, ударившись головой, но ни свисток, ни канат из рук не выпустил, а только выразительно посмотрел на Лизу - беги, мол. Но девочка отчего-то осталась стоять на месте, показывая пальцем куда-то в сторону коридора.
- Мышь! Там мышь! Нет, крыса! - казалось, она до жути боится. Печенюшкин охнул с досады - нашла, мол, кого бояться, когда тут есть кто покрупнее и вот-вот схватит тебя!
- Крыса?! Я так и знал, что она здесь!! - к всеобщему удивлению возликовал смотритель кладовой, мгновенно забыв о ребятах и кинувшись ловить её. И тут Пиччи раскрутил канат и вскинул его на силача, обмотав того несколько раз. Тимоха повалился на пол. Мальчик усадил его, прислонив спиной к стене и завязал канат в два тугих узла подальше от ладоней, чтобы развязаться самому было не слишком легко, а затем вытащил откуда-то из кармана платок и, скомкав, заткнул им рот обалдевшему Тимохе.
- Вот так, - улыбнулся Печенюшкин, убирая свисток в свой карман как ценную находку. - Это авось ещё пригодится, а потом отдам, когда законный наш правитель Мурлыка Баюнович вернётся во дворец. А теперь идём, Лизонька. Тихо и осторожно, чтобы никто впредь не обнаружил нас, а то больше каната у меня нет, а новый сделать времени не окажется, как нападут.
- А если он разорвёт канат и за нами опять погонится? - с беспокойством оглянулась Лиза на связанного Тимоху. - Он вон какой большой, сильный.
- Э, нет, Лизонька, ты напрасно не бойся! Этот канат - не простой, а волшебный, его не то что разорвать - разрезать не получится! - заверил её Печенюшкин. - Ну а пока развяжется - мы уже совсем далеко будем. Не думал, что ты на деле такая трусиха окажешься, - слегка разочарованно добавил он. - Что ж ты крысу-то напугалась так?
- Это я специально! Чтобы этот отвлёкся, и ты его остановить смог! Он и правда крысу ловить собрался, ты слышал?
- Так ты не трусиха, ты сообразительная девчонка, однако! - просиял Печенюшкин. - Даже я купился. Теперь нет никаких сомнений, что ты сможешь помочь одолеть Великого Злодея!
- Как видишь, таблетки хитрости мне тоже не нужны, - улыбнулась Лиза, гордая собой. - Надеюсь... - тут же вздохнула она. - Ляпуса-то перехитрить труднее будет. Как там Ленка? Что он с ней ещё сделать успел?
- Думаю, куда меньше, чем хотел бы внушить нам, - успокоил её Печенюшкин, на минуту о чём-то задумавшись. - Ляпус пытается вызвать у всех больший страх и трепет, чем он того заслуживает. Возможно, он будет грозиться самым страшным из того, чего ты боишься. Но ты не поддавайся. Мы освободим Алёну, обязательно. Надо только вернуться туда, куда мы собирались, и я объясню тебе, что делать. Если только я не ошибся в своих догадках. Вполне возможно, что Ляпус подготовил очередную хитрость, на которую я почти попался... - озадаченно понизил он голос. - Пошли! Нужно проверить кое-кого, - мальчик достал из кармана крошечный фонарик. - Нет, это не для проверки, а потом увидишь, для чего, - пояснил он.
- Значит, план меняется? - шёпотом уточнила Лиза.
- В план вносится поправка, - ответил Печенюшкин. - А там видно будет.

Ребята были уже совсем далеко, когда Ляпус остановился посреди зала, заметив дыру в полу и чьё-то пыхтящее и мычащее грузное тело у стены. "Под ними внезапно провалился пол!" - вспомнилось ему. Сопоставить факты не представляло особой сложности - похоже, что Печенюшкин и Лиза выбрались из невесть откуда взявшейся ловушки и либо отбились от того, кто пытался их задержать, либо... Вторая версия была куда более неприятной.
Ляпус склонился над сидящим без движения Тимохой и, брезгливо поморщившись, щёлкнул пальцами, заставив платок вылететь у того изо рта.
- Что тут произошло? - вкрадчиво поинтересовался Великий Злодей. - Откуда... это? - он показал на провал в полу. - Почему ты связан?
- Это самое... крыса! - выпалил детина первое, что пришло ему в голову. - Я тут крысу хотел поймать, а поймал вместо неё двух сопляков, девчонку и оборотня. Они оттуда вылезли, а я их схватить хотел, да девчонка проклятая меня отвлекла. Каюсь, два раза. Крысу я ловил, крысу! Ну, вы знаете. Она снова припасы таскает из кладовой да с кухни, зря вы её отпустили вместе с её крысёнышами, Ваше Капюшонство.
- Видишь ли, тебя спросить забыл, зря или не зря! - рассердился Ляпус. - Но ближе к делу! Ты ловил крысу, а поймал... Вернее, судя по твоему виду, это тебя поймали?
- Ну виноват, Ваше Капюшонство! Пока девчонка визжала да показывала, где та крыса прячется, этот обезьяныш меня схватил! Свисток отнял, меня связал, как видите. Кстати, - вдруг ухмыльнулся Тимоха, - эта верёвочка-то волшебная! Разорвать нельзя, разрезать нельзя, а если развязать - так ещё пригодится! Мальчишка обмолвился, когда они с девчонкой уходили.
- Обмолвился, говоришь? - в голосе Ляпуса зазвучали нехорошие нотки. - Или велел тебе так сказать? Уж не ты ли им помог выбраться и бежать, а связали тебя для прикрытия? Отвечай честно, или я всё равно узнаю правду, да так, что тебе это не понравится!
- Да клянусь усами своими, Ваше Капюшонство - не помогал я никому! - оскорблённый столь нелепыми подозрениями смотритель порывался ударить кулаком в грудь, но будучи всё ещё связанным, просто плюхнулся на колени. - Усы - это гордость моя, чёрные, блестящие, как у красавца-прадеда моего! Врал бы - ни за что б на них не поклялся! В мыслях, говорю, не было помогать врагу, сам бы всех изловил да под замок запер! Ходют тут всякие как у себя дома! Развяжите - покажу вам, в какую сторону они пошли. Хотя они быстро шли, далеко уже уйти могли, если только не спрятались где. Девка хитрая больно, вы с ней начеку будьте, Ваше Капюшонство!
- Буду, буду, - уверенно улыбнулся Ляпус. - И с тобой тоже начеку буду. Так что сначала девчонку хитрую с Печенюшкиным выслежу, да без твоих подсказок, а ты ещё посидишь тут пока. Если и впрямь не виноват - потом развяжу, я милостив и справедлив к тем, кто верен мне. А пока - благодарю за предоставленные сведения!
Ляпус не собирался показывать какому-то слуге, как он встревожился. Но про себя он решил, что если Печенюшкин с Лизой на свободе, то ему тем более следует поспешить присмотреть за Алёной, пока они не успели забрать её. Домовой решительно продолжил свой путь. Стеречь Алёну - а противники сами скоро обнаружат себя, коль пришли за ней.

Тилли успела рассказать Алёне несколько сказок и даже, было, принялась пересказывать ей сюжет многосерийного фильма про русалку и домового. В то время как фея всё больше увлекалась, забывая обо всём, девочка становилась всё задумчивее и серьёзнее. Похоже, что саму Тилли сказки отвлекали от мрачной действительности куда лучше, чем юную пленницу. Очнулась она, когда Алёна, дослушав до счастливой развязки очередной истории, лишь рассеянно кивнула: "угу, понятно".
- Что с тобой, Алёночка, миленькая? - встревожилась Тилли. - Почему ты такая грустная?
- Я по Лизке скучаю, - вздохнула девочка. - И по тёте Фантолетте, она такая хорошая.... Ты не знаешь, где они сейчас? Они ищут меня или совсем забыли? - Алёна обиженно шмыгнула носом. Тилли обняла её и погладила по головке, тяжко вздыхая.
- Я не знаю. Прости меня, бедненькая, но правда, не знаю... Мне тебя сейчас так жалко!
- Вот ты - действительно добрая. Не притворяешься, - уверенно заявила Алёна, после чего на некоторое время впала в какую-то странную задумчивость, а потом снова заговорила. - Слушай, Тилли, а раз тебе меня жалко, то давай ты поможешь мне убежать отсюда! И тогда я сама найду Лизу, Фантолетту, Морковкина, а потом мы вместе Федю найдём, я ведь его и не видела даже! Ты только отпусти меня, ну пожалуйста! А я тебе за это конфетку дам, у меня как раз осталась, вкусная, шоколадная! Я хотела сама её съесть, но в сказках хорошие девочки должны отблагодарить тех, кто им помогает!
- Помочь тебе сбежать? - на мгновение показалось, будто Тилли готова это сделать, но тут же словно что-то одёрнуло её, и понимающее выражение лица сменилось печальным и непреклонным. - Но господин Ляпус просил присматривать за тобой. Я делаю всё, что он прикажет мне, и не могу его ослушаться. Поэтому прости, милая Алёночка, я не отпущу тебя.
- Ты так его боишься, да? Ляпус угрожал наказать тебя?
- Нет... не боюсь. Господин Ляпус хорошо обращается со мной, мне не за что его бояться, - ответила Тилли, и её напряжённый тон явно говорил об обратном. Как будто она опасалась, что кто-то может подслушать её слова. - Он ещё ни разу не наказывал меня.
- А тогда почему ты его слушаешься? Ты же не такая, как остальные, они ведь стали злыми, а ты - нет. Значит, на тебя его чары не действуют, и ты можешь не слушаться Ляпуса. Выпусти меня отсюда, пожалуйста, Тилли! - взмолилась девочка. - Я никому не скажу, что это ты меня отпустила, пока мы не победим, а значит, Ляпус не узнает и не накажет тебя!
- Я не позволю вам победить и погубить господина Ляпуса! - неожиданно твёрдо ответила юная фея. - Враг Его Капюшонства не пройдёт сюда!
- Ну вооот, а я-то думала, хоть ты нормальная... - разочарованно вздохнула Алёна. - Он что, и тебе говорил, будто он добрый и не страшный? Мне вот говорил. А сам хотел бабушку палками побить и в муху превратить. Вот тебе и добрый!
- Перестань! - жалобно попросила Тилли, как будто слова Алёны сильно огорчили её. - Пожалуйста, Алёночка, миленькая, не рассказывай дальше! Я не хочу знать, кого господин Ляпус побил палками!
- Да никого, вообще-то, не побил. Не переживай, это Ляпус так пошутил, - поспешила девочка успокоить расстроенную феечку. - Я ему сказала, что не надо бабушку наказывать, и Ляпус у неё прощения попросил.
- Правда? - Тилли просияла надеждой.
- Да, я сама видела! - заверила её Алёна. - Знаешь, вот я понять не могу - Ляпус всё-таки злой или добрый? - начала она размышлять вслух, сама при этом медленно пятясь спиной к двери. - Все говорят - злодей, злодей... А меня Ляпус вообще не обижал, он со мной играл, он меня угощал моим любимым салатиком и пепси-колой! И даже тому зелёному противному Глупусу, к которому я сначала попала, сказал, чтобы он меня не трогал, а накормил и обласкал. Слушай, а может, Ляпус и правда немножечко добрый, и не будет тебя наказывать?
- За что наказывать? - не поняла Тилли. Рассуждения Алёны отвлекли её внимание, и потому феечка не заметила, как рука девочки уже нащупала сзади дверную ручку и теперь потихоньку открывала дверь наружу.
- За то, что ты меня выпустила! - Алёна резко распахнула дверь и, оказавшись с другой стороны, в считанные мгновения со всех сил захлопнула её обратно, закрыв остолбеневшую от неожиданности Тилли внутри, после чего кинулась со всех ног бежать прочь по коридору. Где-то должен быть выход! Разве зря она, Алёна Зайкина, столько ест?! А вот и нет, она так много ест, чтобы быть сильной! И теперь у неё хватит сил убежать, пока её не поймали!

Провал в темноту, слова и звуки тают в голове. Плавное падение. Гулкие удары сердца. Нет конца...
Резкая вспышка прорезает темноту, на мгновение показывая что-то... Решётка! Тюремная, с близко поставленными железными прутьями. И сквозь них видны ещё такие же камеры. В них как будто кто-то есть, но в слабом свете стоящих вдали свечей не разобрать, кто. И снова мрак. В ушах свистит, во мраке блуждают маленькие огоньки... Сетка! Сеть коридоров, по которой в случайном порядке расставлены маленькие пятна, светящиеся чёрным. Вот они разрастаются, пятна смыкаются, чернота сгущается... огоньки вновь появляются и постепенно исчезают, становясь всё меньше... Верёвки! Новая вспышка показала связанные руки. Снова прутья клетки вокруг, но светло, а не как в первый раз. Внезапный крик боли заставляет вздрогнуть. Вместе с криком надвигается темнота. Страшно. Снова крик, но уже не как от боли, а словно кого-то окликают. Голоса становятся тише и тише, уходя вдаль. Темно. Еле различимые голоса вдали. Шаги. Гораздо ближе. Лёгкие, осторожные, потом переходят в бег. Шелест юбки.
- Тилли! - Хисстэрийя внезапно резко встала, очнувшись. Вздрогнула, осматриваясь и вспоминая, что произошло. Тревога из кошмара ещё не прошла окончательно, а полумрак вокруг лишь усугублял её. Поёжившись, киса вышла в тёмный коридор.
- Тилли! Ты здесь? - позвала она феечку. - Это ты?
- Да, я... Киса, ты Алёну не видела? Она пропала! - кинулась к ней обеспокоенная Тилли.
- Алёна пропала?! Как?
- Его Капюшонство поручил мне следить за ней... - феечка запнулась, не зная, как это лучше назвать, - пока он отлучается к тебе. А я упустила её! Девочка просилась домой, а потом убежала... Я не успела её остановить.
- Понятно... Значит, ты её ищешь? Я не видела Алёну, ничем помочь не могу, - пожала плечами Хисстэрийя.
- Скажи Его Капюшонству, что Алёна сбежала. Пусть пошлёт ещё кого-то на поиски, а то я могу не справиться. Я слабая, - грустно закончила фея.
- Именно слабая или хочешь помочь ей убежать? - уточнила Хисстэрийя. - Или потому и слабая, что хочешь...
- Не говори так! - оборвала её Тилли, рассердившись. - Я прямо сейчас иду искать её! Я постараюсь поймать Алёну сама! Просто на всякий случай... если вдруг у меня не получится...
- Ладно, раз ты настаиваешь. Я сообщу Ляпусу, что ты пошла возвращать Алёну обратно, и пусть он... делает, что сочтёт нужным. Ну беги, ищи её давай... Я передам. Наверняка Ляпус уже сам её хватился и тоже ищет.
Фея кивнула и побежала дальше по коридору, куда-то в темноту.
Киса с беспокойством смотрела ей вслед:
"Да не поймаешь ты её, наверное... Всё сделаешь для того, чтобы не поймать. До последнего ведь будешь стараться, чтобы не получилось! Потому и просишь послать кого-то ещё, что не можешь надеяться на себя. Но ты ведь не признаешься себе, как на самом деле хочешь, чтобы... появилась надежда на освобождение. И хорошо, что не признаешься, а то как бы тебе от Ляпуса не попало!"
Приступ слабости и головокружения заставил Хисстэрийю прислониться к стене и перевести дух. Сознание и самоконтроль уже вернулись к ней, сразу же, в момент пробуждения, но, похоже, действие волшебной приправы ещё не выветрилось до конца. Впрочем, уже вскоре она почувствовала себя лучше.
"И как долго я там провалялась?.. - попыталась прикинуть она. - Мало того, что зеркала нет, так ещё и часов тоже нет! Хотя и так понятно, что прошло ещё мало времени. Ещё целая ночь впереди! Куда себя теперь девать, а?"
Приближающиеся шаги вернули Хисстэрийю к реальности. В её сторону направлялся Ляпус, судя по резкой походке и тяжёлому дыханию - очень сердитый.
- Ты что тут делаешь? - несколько удивлённо спросил он, заметив кису.
- Да что-то не спится... Слушайте, Ваше Капюшонство! Тут сейчас Тилли проходила, она просила передать вам, что Алёна убежала, - киса показала рукой в ту сторону, куда скрылась фея. - Тилли её уже ищет и ловит, но боится не справиться сама, просит послать подкрепление.
- Как убежала?! - обманчиво тихим тоном переспросил Ляпус. Казалось, ещё миг - и он взбесится, начнёт кричать, топать ногами, а то и чего похуже - например, отдаст приказ наказать Тилли или сорвёт зло на ком угодно, кто под руку подвернётся.
- Я не видела, как она убежала, - Хисстэрийя старалась говорить осторожнее. - Тилли расстроена, что она слабая и не успела остановить Алёну. Она просит вас о помощи, сама она девочку не поймает...
- Моя пленница - сам поймаю, - Великий Злодей всё же смог обуздать свой гнев и лишь сжал кулаки, скрипнув зубами от досады. - Вовремя ты сказала! - бросил он, решительно направившись в указанном кисой направлении.
"Не заблудишься хоть? - с беспокойством подумала киса. - Замок огромный, как бы вы все там не разминулись... Огромный замок, да! - внезапная идея вдруг взбодрила хвостатую девочку, стряхнув остатки слабости. - Пойду, что ли, поизучаю тут обстановочку, а то вдруг дорогу ещё кому показывать придётся... У меня-то память хорошая".
С любопытством поглядывая по сторонам и стараясь не шуметь, Хисстэрийя спокойно направилась в противоположную сторону. В коридоре стоял полумрак, кое-где рассеивавшийся свечами или тусклым сумеречным светом из далёких окон. Тишина впереди и крайне слабо различимые звуки где-то совсем далеко позади и внизу создавали таинственное и слегка тревожное настроение, щекоча нервы. Киса понимала, что её сейчас легко сможет напугать любая мелочь. Но пусть уж лучше будет страшно, чем скучно. Она сюда не прохлаждаться пришла. Нужно держать себя в боевой готовности на всякий случай.

- Алёночка, вернись! Вернись, пожалуйста! - позвала Тилли, идя уже по другому крылу замка и прислушиваясь к звукам вокруг. - Я не сделаю тебе ничего плохого!
Увы, бесполезно! Не отозвалась, даже дыхания или топота маленьких ножек поблизости не было слышно. Фея пришла в отчаяние. Но тут что-то светящееся мелькнуло вверху. Тилли подняла голову, чтобы посмотреть, что это.
- Что?.. Кто здесь? - встревожилась она, когда вдруг почувствовала, что кто-то схватил её за руки с двух сторон. Тилли испуганно повернулась. Это же те самые мальчик и девочка, которых она встретила и не смогла выгнать!
- Попалась! Спокойно, не бойся и не дёргайся, - в голосе Печенюшкина не было злорадства или особой угрозы, просто спокойная твёрдость. Да и держал он её не грубо, а довольно бережно, хоть и крепко. Лиза же схватила руку Тилли резче, но, заметив, что той больно, немного ослабила хватку.
- Вы?! Но вы же... я же вас... сбросила в яму! - пролепетала феечка. - И поставила сверху волшебную сетку! Как вы выбрались?
- Сетка быстро растаяла, ты сделала её очень недолговечной, - с некоторым сожалением ответил Печенюшкин. - А выбраться из ямы - не такая уж и трудность, ведь не одна ты способна применить магию.
- Я должна была больше тренироваться! Отпустите меня! Пожалуйста, отпустите. Я вам сейчас ничего не сделаю.
- Хорошо, отпустим. Когда ты скажешь нам, где Ляпус прячет Алёну. Ты ведь знаешь, верно?
- Алёна сбежала. Господин Ляпус ищет её, а не прячет. И найдёт раньше вас!
- Ленка смогла! Она справилась! - обрадованно воскликнула Лиза. - Значит, с ней всё хорошо!
- Постой, - остановил её мальчишка. - Мы не уверены, что нас не обманывают.
- Давайте я провожу вас к самому господину Ляпусу - и вы убедитесь, что я сказала правду! - не выдержала Тилли. - Вот только я не уверена, что вы хотите сами попасть в плен. Поэтому пожалуйста... - в её голосе дрогнула мольба и беспокойство, - поверьте мне на слово. Алёна сбежала, и Его Капюшонство её ищет.
- Сбежала именно от тебя? - уточнил Печенюшкин, пристально глядя ей в глаза. - Ты присматривала за ней?
- Какая разница?
- Это даёт какое-то представление о твоих силах. Тебе не одолеть нас. Да ты, похоже, и не слишком-то хочешь, не так ли?
- Какая разница... чего хочу я? - в голосе Тилли послышалась горечь. - Я хочу быть полезной господину Ляпусу, и я буду делать то, что он прикажет мне! - горечь быстро сменилась решимостью, как будто что-то одёрнуло Тилли, не дав ей договорить нечто другое.
- Мы не причиним тебе вреда, - мягко попыталась заговорить с ней Лиза. - Послушай, мы можем взять тебя с собой, и тебе ничто не будет угрожать. А потом...
Внезапно за спиной у них раздались шаги, и обманчиво мягкий голос, застигнув всех врасплох, чётко произнёс:
- Зато вам сейчас будет что-то угрожать! Я знал, что вы где-то здесь.
- Ляпус... - выдохнула Лиза. Впервые она, наконец, видела его воочию и так близко. Девочка и не предполагала, что настолько маленький человечек способен так испугать её. От него и впрямь исходило ощущение нешуточной угрозы. Лизе стало не по себе, ведь она считала себя более смелой.
- С моей стороны было бы странно думать, что ты не знал и не ждал меня, - ответил Печенюшкин, выступая вперёд и делая Лизе знак, чтобы она держала фею крепче. - И конечно же, ты подготовился. Где Алёна? Настоящая Алёна, конечно же, - уточнил мальчишка. - Ещё неизвестно, за кем присматривала твоя подручная.
- Ах, так вы уже успели допросить Тилли! - Ляпус как будто сдерживал возмущение, но сквозь его ядовитый тон на мгновение промелькнула некая обеспокоенность. - Тогда вы наверняка знаете, что она ищет Алёну. И я приказываю вам отпустить Тилли немедленно!
- Мы не подчиняемся твоим приказам, если ты забыл! - Пиччи хотелось поставить зарвавшегося домового на место.
- Сначала ты отпусти Алёну! - потребовала Лиза. - И без обмана, а не как там, на площади. Тогда и мы отпустим твою Тилли, если убедимся, что ты не обманул.
- Прелесть, какая наглая девочка! - издевательски-одобрительно воскликнул Ляпус. - Это очень красиво и благородно с вашей стороны - брать у меня пленницу и ещё ставить условия! Отчего же вам это можно, а мне нельзя держать у себя вашу девчонку?
- Мы с Лизой предлагаем тебе обмен, - заявил Печенюшкин. - Ты по-честному, без какого бы то ни было подвоха, отпускаешь нашу Алёну, и тогда мы отпускаем Тилли. Со своей стороны мы обещаем не причинять ей никакого вреда, не обманывать, не поить всевозможными снадобьями - ничего из того, что ты позволяешь себе проделывать с маленькой девочкой, так же, как и со всеми жителями Фантазильи.
- Это шантаж, - с укоризной заметил Великий Злодей. - Я, знаете ли, не терплю, когда мне ставят условия. Впрочем, вы же так легко не сдадитесь, так что можете забирать свою малявку, - устало махнул он рукой, словно сдаваясь сам. - Если, конечно, отыщете её в замке. Всё равно Алёна сбежала, и я сам не имею понятия, где она сейчас. Наверняка заблудилась, замок-то огромный.
- Сбежала? Именно Алёна? - Печенюшкин пристально посмотрел Ляпусу в глаза, пытаясь проглядеть того насквозь, считывая его скрытые намерения. - А ты точно не обманываешь?
- Сами убедитесь, когда найдёте её, - Ляпус не собирался обманывать. Не сейчас. Он не планировал сдаваться, но что, если вынужденную уступку впоследствии всё равно удастся обернуть себе на пользу? Скажем, выставить себя более честным, чтобы та же Алёна подумала о нём хорошо и отказалась от намерения противодействовать ему... - Алёна где-то в замке, и уверяю, она цела и невредима. А пока что - отпустите мою фею. Я всё равно не позволю вам забрать её с собой.
Почувствовав, что Лиза ослабляет хватку, Тилли вырвалась и кинулась к Ляпусу.
- Не позволишь? Правда? - в её голосе слышалось беспокойство и надежда. Вот только надежда на что?
- А если Тилли вдруг сама захочет пойти с нами - что тогда? - вдруг уточнила Лиза - Помешаешь нам найти Алёну? Убьёшь нас сразу?
- Отчего бы это Тилли присоединяться к вам, когда она сама пришла, чтобы служить мне? - предположение девочки показалось Ляпусу несколько нелепым. - Не слишком ли ты самонадеянна?
- Например, потому что ты плохо обращаешься с ней, а мы так не будем, - Лиза повернулась к Тилли. - Правда, не будем. Я обещаю.
- Я? Плохо обращаюсь - с такой усердной и верной мне приближённой, да к тому же, прелестной девушкой?! - оскорбился Ляпус таким заявлением. - Это кто тебе такое сказал? Или твоя фантазия разошлась настолько, что ты готова обвинять меня в чём угодно без разбору? В этом ты похожа на свою сестрицу, хотя она всё-таки была ко мне добрее, - невзначай заметил он и наклонился к Тилли - Скажи, я что, и впрямь плохо обращаюсь с тобой? Бью тебя, наказываю или как-то обижаю? Ты бы хотела уйти от меня к этим ребятам?
- Нет, господин Ляпус, - кротко ответила Тилли. - Вы не обращаетесь со мной плохо. Меня всё устраивает.
- Можно подумать, она вот так тебе прямо и скажет правду, - с недоверием заметил Пиччи-Нюш. Если Ляпус слышал то, что хотел слышать, то от Печенюшкина не укрылось, что последние слова Тилли едва ли могут быть искренними - скорее, они продиктованы страхом. - Даже если бы Тилли и хотела с нами пойти - ты же сам сказал, что не позволишь.
- Хватит! - не выдержал Ляпус. - Идите прочь! Ищите свою девчонку, и чтобы я больше вас в своём замке не видел! - он развернулся и взял феечку под руку. - Пойдём, Тилли. Не надо их слушать. Эта парочка наглецов просто хочет позлить меня.
- Да, конечно, - кивнула Тилли. - Я понимаю. Я не уйду с ними, не беспокойтесь, Ваше Капюшонство.

@темы: фанфик, джен, гет, Приключения Печенюшкина, PG-13

Комментарии
2015-09-03 в 21:39 

Хэппиэндоскоп
ХЭ для всех, даром, и пусть никому не помешают уползти!
Замечательное продолжение.

URL
2015-09-03 в 21:42 

-Хиссти-
кошка угорелая
Хэппиэндоскоп, буду нескромной, но мне тоже нравится, что получилось.)) Спасибо.
В следующей главе уже будет... развитие любовной линии. Но не всё сразу!

2015-09-05 в 20:47 

Арнель
-Хиссти-, отличная идея с верёвкой, и побег Алёны вполне в характере Зайкиной-младшей. Киса просто прелесть, как я уже говорила. Люблю таких персонажей.) надеюсь, с Тилли всё будет хорошо!

2015-09-05 в 21:18 

-Хиссти-
кошка угорелая
Арнель, отличная идея с верёвкой
Хах, а верёвка-то ещё дальше всплывёт!)))
и побег Алёны вполне в характере Зайкиной-младшей.
Рада что в характере. Я Алёну как-то полюбила, пока этот фанфик писала... Вообще, я считаю её довольно умной и доброй.
надеюсь, с Тилли всё будет хорошо!
С ней попозже всё будет хорошо. Пока с ней всё будет непросто.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Бар "Уползанец"

главная