10:53 

Пираты Карибского моря - о судьбе Уила Тёрнера

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Давно хотела притащить сюда свою старую работу...

Название: «Возвращение»
Фэндом: «Пираты Карибского моря».
Рейтинг: G
Жанр: размышлизмы
Размер: драббл
Персонажи: Капитан Уильям Тёрнер (это он размышляет и вспоминает).
Статус: закончено. Вычеркнутый эпизод из незавершенного фика.
Авторские права: все герои принадлежит Диснею.
Предупреждение: AU, авторские персонажи. Фик писался для конкурса «В поисках сокровищ» форума «ПКМ – Русские файлы».
Содержание: каждому из нас может выпасть Великое Сокровище, и так важно правильно им распорядиться.
Благодарности: спасибо К****** за бета-ридинг.


Бакштаг – любимый курс моряков. Добрый зюйд-ост надувает паруса моего «Настойчивого». Восток сияет золотистой зарей. Несколько часов, и все мы будем в родной гавани. Я возвращаюсь, любимая моя Элизабет, возвращаюсь как всегда на рассвете. Кто-то смеется над этой моей привычкой, кто-то считает милым чудачеством, команда принимает безоговорочно. Но мало кто догадывается о причине. Только мы с тобой знаем, радость моя, нам с тобой никогда не придется напоминать друг другу эту дату. Это было ровно двадцать три года назад, мое самое главное возвращение...

Весь тот день встает в моей памяти вспышками. Помню, как сквозь туман боли впервые увидел ослепительно белую башню маяка. Помню, как шлюпка отчаливала от «Голландца», как кто-то крикнул вслед «Держись, Капитан!»

Жители городка собрались в то утро у церкви, готовясь приветствовать местного святого покровителя в день его праздника, и я сразу заметил среди них тебя, тоненькую, с огромными глазами, ты тоже обернулась, сдавлено вскрикнула и шагнула в мою сторону. Кто-то пытается остановить тебя, ты вырываешься и бежишь ко мне. Я тоже иду к тебе, но воздух будто вдруг стал густым как смола, и каждый шаг дается с трудом, а потом и вовсе все темнеет в глазах, земля начинает качаться под ногами, подгибаются колени и я теряю сознание. А когда прихожу в себя, моя голова покоится у тебя на коленях, и мы смотрим неотрывно друг на друга и не можем наглядеться.

Вокруг нас люди, счастливые чужим счастьем. Слезы в глазах моего отца, который утром почти смирился с тем, что потеряет сына уже бесповоротно и непоправимо, но вместо этого к полудню обрел его вновь. Ты, моя любимая, потрясенная, снова и снова осторожно касаешься моей груди, чтобы еще раз почувствовать удары сердца, и смеешься безумно-счастливым смехом... Льнешь ко мне доверчивым зверьком. Недетский ум в глазах нашего ребенка... А я обнимаю вас обоих, и от этого мне так тепло, спокойно и уютно, что не хочется разжимать руки. И сам вдруг замечаю, что боль в груди, терзавшая меня уже много месяцев, исчезла, как будто и не было ее совсем.

- А что же тогда теперь сундке-то твоем, Лилибет? – спросила вдруг стоявшая рядом с нами седая женщина, лишь на следующий день я узнал ее имя – Матушка Джесс.
Двое подмастерьев в мгновение ока притащили сундучок, я достал ключ, вставил его в замочную скважину, осторожно повернул... Мне самому стало вдруг тревожно – что-то окажется там, внутри? А потом откинул крышку. Ничего особенного. Множество мелких ракушек, не крупнее моего ногтя. Удивительным могло показаться только то, что их действительно было слишком много, в два, даже в три раза больше, чем по здравом размышлении могло бы поместиться в сундучке.
- Дар Морской Богини... – тихо произнес я тогда.
А потом... Это был какой-то странный порыв, которого я и сейчас не могу объяснить. Я взял небольшую горсть ракушек и протянул Матушке Джесс. Крепкая рука обхватывает меня за шею, шершавые губы касаются щеки.
- Спасибо, сынок!
Хватило на всех, пусть совсем понемногу, чуть больше дюжины каждому. Одну, последнюю, я оставил себе - на память.

Но вот уже новый капитан уводит «Голландца» к горизонту, и я смотрю ему вслед со странной тоской. Там было трудно. Хотя уже немало лет прошло, я сам не обо всем готов рассказывать. Нет, я не считаю те годы вычеркнутыми из жизни. Мне по живому вырезали сердце, я видел берега Острова Блаженных, дельфины приветствовали меня танцами, шторма и ураганы стихали по моему повелению, из рыб людьми стали мои матросы, из черных белыми стали мои паруса. Мне приходилось грозить и карать, но больше, к счастью, я защищал, миловал и одаривал. Что-то, какая-то неведомая сила, хранит меня с этих пор. Меня, и что многократно важнее – все, что есть у меня дорогого. Тебя, любимая моя, и наших детей. Маленький городок, который когда-то принял, отогрел и сберег тебя. Моих друзей. Мой корабль.

Последнее воспоминание - как на следующее утро мы все разом вскочили от стука в дверь.
- Лилибет, Капитан, диво-то какое! – тараторила запыхавшаяся Матушка Джесс. - Положила я, значит, вчера ракушки те, ну, из сундука которые, в карман на фартуке, вечером, как спать ложиться, фартук, конечно, сняла. А как утром стала одеваться – поднять не могу, глянула – а там смотрите-ка что теперь! – в натруженной, морщинистой ладони лежали полновесные дублоны. Я осторожно опустил руку в карман куртки и достал такую же монету.
- Дар Морской Богини...
- Сделаем себе кольца, - предложила тогда ты.
Вот оно, это колечко, у меня на руке. Необычное, работа нарочито грубая, а сверху выдавлен узор в форме ракушек. Во всем мире такие только у нас с тобой. «А ежели ты, Капитан, коснешься своего кольца губами, - нахваливал свою работу Джеральд Медник, - то получит поцелуй женушка твоя, будь ты сам хоть на краю света!» Я осторожно подношу руку к губам, и через несколько мгновений как будто теплая волна окутывает меня с головы до ног. Шут его знает, этого Джеральда, может, и правда он знал какой секрет...

Небо на востоке все ярче и ярче. Шелестят паруса, ванты поют под ветром. Вот уже мимо маяка проходим, а смотритель машет нам с балкона фонаря, дурашливо раскланивается и что-то кричит. Но ветер с моей стороны, не слышно ни слова, и я жестами отвечаю, что заскочу завтра в гости, все расскажу, выпьем по стаканчику... «Настойчивый» возвращается в родную гавань. Взойдет солнце, и я буду с тобой, моя Элизабет, счастье мое, сердце мое, мой самый ценный клад, самое дорогое мое сокровище, мое благословение.

@темы: Пираты Карибского моря, G, джен, фанфик

Комментарии
2015-09-07 в 10:56 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Красиво

2015-09-08 в 15:01 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Мэлис Крэш,
Старая вещь, но я её очень люблю и она мне нравится

2017-04-21 в 19:07 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
Tara Aviniony, спасибо, такой чудесный фик!

2017-04-21 в 20:20 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
киса в свитере,
Спасибо, сама очень люблю эту вещь

2017-04-21 в 20:22 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
Tara Aviniony, всегда хотела уползти Тёрнера! Кстати, и Норрингтона тоже.

2017-04-21 в 20:32 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
киса в свитере,
Как ни странно, была у меня и норринтоновская задумка, но не удалось, к сожалению, воплотить.

2017-04-21 в 20:43 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
Tara Aviniony, может, ещё получится? Так охота его уползти...

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Бар "Уползанец"

главная