11:26 

Закатное пламя

Трисс, боевая белка
Chaotic Neutral Squirrel
Фандом: "Песнь льда и огня", "Отблески Этерны"
Название: Закатное пламя
Автор: Джесси Белкинс
Размер: мини, 1421 слов
Пейринг/Персонажи: Леонард Манрик/Мелисандра Асшайская
Категория: гет
Жанр: романс, херт/комфорт
Рейтинг: R
Предупреждения: AU, кроссовер
Краткое содержание: Он принадлежит Закату, в его волосах – закатное пламя, его кровь древняя, как Ожерелье Миров, и ей выпала честь его оберегать.


Мелисандра следила за ним, принимая самые разные и непривычные для нее облики, становясь то придворной дамой, то служанкой в таверне, то солдатом королевской армии, но сейчас она едет верхом на некотором расстоянии от него в своем наиболее любимом облике, используемом чаще других. Даже если он обернется, то вряд ли заметит сквозь пелену дождя незнакомую женщину в красном, и еще менее вероятно, что его посетит чувство, что когда-то он уже видел ее... Ее — видел. Красную женщину — нет.

Она отчетливо видит его даже сквозь льющий стеной дождь — закатным тварям ведомо то, что недоступно простым смертным. На ее глазах к генералу Манрику подъезжает человек, в котором она всегда предчувствовала опасность — чтобы сжечь пиявку за упокой его грязной и мелкой душонки, ей и нужно-то всего несколько капель его крови.

Но сейчас эта угроза становится все отчетливее — в воздухе повисает напряжение, которого никто не чувствует, кроме Мел. Во всяком случае, не чувствует он.

Мелисандра стискивает пальцы и шепчет заклинания, пытаясь отвести угрозу. Он принадлежит Закату, в его волосах — закатное пламя, его кровь древняя, как Ожерелье Миров, и ей выпала честь его оберегать. И если для этого придется убить того, второго, чье земное имя Симон Люра, она сделает это без колебаний, без сожалений.

Опасность усиливается с каждым мгновением ... Мел не слышит, о чем говорят огненноволосый сын Заката и человек по имени Симон, но всем своим телом, всей кожей она чувствует ложь. Ложь, которая ведет ее избранника в ловушку.

Мел спешит к ним, чтобы отвести опасность от того, кто избран не только Закатом, но и ею... Странное дело. Закатные твари не должны привязываться к тем, кого они опекают, но сейчас она чувствует, что непостижимым образом привязалась к Леонарду и хочет сберечь его не только потому что он Избранный. Есть что-то еще... что-то необъяснимое и не поддающееся даже древней магии.

Сквозь сумерки и пелену дождя она различает на лице врага хищный оскал, видит, как он выхватывает из-за пояса пистолет, решетит грудь Леонарда пулями и как падает тот, кого она должна хранить. Тот, кого Мел хотела спасти...

Поздно. Враг уже скрылся, а убитый Леонард, залитый кровью, лежит в траве. Некоторое время Мелисандра, не отрываясь, смотрит на сквозную рану в его груди, на расползающееся под ним кровавое пятно. Закатные твари чувствуют смерть — чувствуют и борьбу, которую отчаянные, решительные души ведут с неизбежностью. Этот — совсем не сражался за жизнь, когда уходил за грань. Не за что было цепляться в мире живых? Может быть, и так. Но в мире Вечности за него есть кому побороться.

Если бы Мел была смертной женщиной, она бы сейчас билась в истерике, рыдала, прижимаясь к мертвому телу и пачкая лицо в крови, но закатные твари не плачут. А когда-то Мел была уверена, что закатные твари и горя от потерь не чувствуют. Ошибалась. Ибо сейчас в ее груди липким комком застывает боль. Не потому что не сумела сберечь вверенного ей потомка закатных тварей, а потому что этот человек, одинокий и неприкаянный, не понятый ни своим окружением, ни родными, стал ей дорог — как бывают дороги друг другу смертные.

Мел осторожно приподнимает его тело и подтащив волоком к своей лошади, пытается водрузить его на коня, перекинув через луку седла, и, когда, наконец, ей это удается, берет коня под уздцы и уходит... как можно дальше, в болота. Где ни ее, ни Леонарда не найдет никто, кто бы мог помешать ей хотя бы попытаться осуществить желаемое.

Чтобы добраться до его ран, нужно разрезать кинжалом одежду. Кровь еще не успела спечься, и Мелисандре не приходится сдирать прилипшую ткань едва ли не вместе с кожей. Впрочем... он бы все равно не почувствовал боли, как чувствуют живые люди, страдающие от ран. Но как бы то ни было, хочется сделать это как можно легче, мягче и нежнее.

Дождь не прекращается — так даже лучше: не придется искать ручей с чистой водой. Конечно, с ключевой водой ничто не сравнится, но дождевая тоже подходит для ритуала. Мел собирает в ладони влагу и на миг застывает от изумления. Раньше она никогда не чувствовала прохлады свежей воды — а теперь находит это приятным.

— Zyhys oñoso jehikagon Aeksiot epi, se gis hen syndrorro jemagon. Zyhys perzys stepagon Aeksio Oño jorepi, se morghultas lys qelitsos sikagon.(1)

Прозрачная струя льется на свежую рану, вода проникает внутрь него и, остается надеяться, разносит по мертвым венам жизнь.

— Hen syndrorro, oños, — шепчет Мелисандра, не отводя взгляда от его пробитой груди и силясь рассмотреть хотя бы малейший намек на заживление. — Hen ñuqir, perzys. Hen morghot, glaeson...

Этот ритуал она принесла из Края Теней в Асшае. Древняя магия, очень сильная и очень опасная для того, кто ее творит. Никто не знает, какую жертву потребует Красный бог взамен возвращенной жизни.

Слова древнего языка неуклюжи и тяжеловесны, словно дождевые капли, падающие в колодец, но слитые с водой и верой, они несут в себе огромную силу, которую Мел черпает из Бездны, из Вечности. На ее глазах сквозная рана затягивается, и, когда она становится почти незаметной, Мел берет в свои ладони руку потомка закатных тварей и вместе с ним шагает в Бездну, в закатное пламя.

Оно окружает их со всех сторон — жаркое, бушующее и такое яркое, что на него больно смотреть. Мел и не смотрит в огонь — ее взгляд нацелен в темные глаза Леонарда. Она проводит пальцами по его щеке и прижавшись к его губам, целует Леонарда так, как еще никто никогда его не целовал. И он это понимает.

— Кто ты? — Его поразил цвет волос странной гостьи. Леонард берет прядь, нежно пропускает между пальцами, и не дождавшись ответа, с горечью произносит: — Можешь не говорить... Кем бы ты ни была, я не стану кем-то другим.

— Тебе, сыну Заката и носителю древней магии, и не нужно становиться кем-то другим. Ты Леонард, и твой путь еще не завершился. И я верю в тебя.

Он тоже верит таинственной красной женщине. И не просто верит — доверяет. Его волосы кажутся алыми в отсветах закатного пламени, а губы сливаются с губами Мелисандры в полном щемящей горечи поцелуе.

— Я — Мел. Это одно из моих имен, а большего тебе знать не нужно.

Она могла бы принять облик любой смертной женщины из ныне живущих — хотя бы той хрупкой рыжеволосой девушки с янтарными глазами, которую видела в лунную ночь на совершенно пустой улице Агариса. В ее жилах тоже течет древняя кровь, она тоже одна из них, и они с Леонардом были бы чудесной парой. Но Мел хочет, чтобы он видел красную женщину — и не только видел.

Одним нажатием она расстегивает золотую пряжку на поясе — и алая ткань, взвившись над пламенем, летит в огонь. Теперь Лео видит Мел такой, какая она есть, — всю целиком, и, подавшись вперед и обвив руками ее плечи, прижимается губами к ложбинке между грудей, медленно исследуя, пробуя на вкус ее тело — такое совершенное (а разве могут закатные твари не быть совершенными?) и такое желанное, вместе с ее страстью познавая и потаенную силу, заключенную в нем самом. Прихватив губами сосок, он медленно обводит языком розовый бугорок, с каждым мгновением все сильнее и сильнее воспламеняясь, и им обоим кажется, что они сгорают в закатном огне.

Мел ласкает его — повсюду, куда только удается дотянуться, но особенно нежно она гладит то место на его груди, которое еще недавно было пробито смертоносными пулями. Пускай вода и асшайская магия сотворили чудо, а закатное пламя полностью исцелило его от ран и боли, ей кажется, что наиболее уязвимое место у него здесь, хотя сейчас ей хочется прикоснуться совсем к другому месту — тоже уязвимому, но несколько иначе. И именно эту уязвимость она чувствует, кладя ладонь на его пульсирующий член, и не зависящая от воли разума потребность Леонарда излиться в нее странным образом ее заводит, усиливая ее желание, обостряя до такой степени, что Мел хочется завладеть его естеством и ввести в себя...

Никогда еще Мел не отдавалась смертному с таким жаром, с таким азартом, с такой нежностью, и никогда она еще не чувствовала такого слияния — единства не только тел, но и душ. Если у закатной твари может быть душа.

Мел принимает его в себя, но ей кажется, будто это она растворяется в нем, будто это его сердце — израненное, покрытое льдом и мраком, но живое, вернее, ожившее — согревает, заставляет пульсировать ее застывшую кровь и пробуждает в древней сущности какую-то новую, неведомую силу. Она ощущает себя такой, какой не была никогда — живой и... ранимой.

...Путь через пламя заканчивается. Заканчивается и танец страсти.

Они стоят на площадке древней башни. И не видят ничего за ее пределами — все, что находится впереди и позади их, скрывает густой туман. Они оба облачены в пурпурные одежды, подобные тем, что носили уроженцы древней Гальтары, и Мел с восхищением отмечает, что ее любимому очень идет красный цвет.

— Твой путь не завершился, моя же Вечность подходит к концу — и закончатся наши пути, надо думать, примерно в одно и то же время. Позволь мне разделить твой путь с тобой... — Мел протягивает ему унизанную браслетами и перстнями руку.

Леонард медлит. И не потому что не верит красной женщине, вытащившей его с того света.

— Если ты сочтешь меня достойным... — Он берет Мел за руку и крепко сжимает, сплетая пальцы.

— Не говори глупости. Если б я не сочла тебя достойным, я не отправилась бы за грань, чтобы вернуть тебя в мир живых.

И уж конечно, не отдала бы свою Вечность в обмен на второй шанс для того, кто был ею избран.

-------------------------------------------------------------------------------
1) Заклинание воскрешения на древнем валирийском.

@темы: фанфик, гет, Песнь льда и огня, Отблески Этерны, R

Комментарии
2017-04-19 в 11:30 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Шикарно

2017-04-19 в 11:31 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Шикарно

2017-04-19 в 11:49 

Трисс, боевая белка
Chaotic Neutral Squirrel
Мэлис Крэш, спасибо!

2017-04-19 в 12:51 

царевна Лягушка
Двоюродная сестра Змея Горыныча и внучатая племянница Кащея Бессмертного
Мелисандра - закатная тварь. Мне нравится такой вариант)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Бар "Уползанец"

главная