18:50 

Отпуск

Nunziata
Автор: Nunziata
Бета: natoth, и momond
Размер: миди
Пейринг: Маркус Коул/Сьюзан Иванова, мелькают Деленн и Джон Шеридан
Категория: гет
Жанр: AU, кроссовер, приключения, ER
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Слетать в отпуск на райскую планету - очень заманчивая идея...
Дисклеймер: Вселенная «Вавилона 5» принадлежит JMS, наше сердце принадлежит вселенной «Вавилона 5».
Примечание: кроссовер с циклом романов Э. Маккефри «Всадники Перна». Таймлайн «Всадников Перна» - до колонизации Перна. Таймлайн «Вавилона 5» - между 4 и 5 сезоном. Отсылки к фактам из книги К. Дреннан «Грезить в городе печалей». Маркус жив! Написано для fandom babylon-5 2017
Предупреждение: вольное обращение с матчастью и обоснуем, упоротый автор. Рояли из кустов.

Третья история. 1-я тут Земляника , 2-я тут Dolor ignis ante lucem




-1-



Вахта Сьюзан должна была закончиться еще час назад, но, судя по всему, на станции разразился очередной кризис. Стараясь не выказывать нетерпения, Маркус слонялся по коридору возле командного центра. Наконец дверь рубки отъехала в сторону, и в проеме появилась Сьюзан. Он обрадованно шагнул к ней и тут же насторожился: ее лицо было замкнутым, а губы строго сжаты.

— Выкладывай.

— Поговорим у меня, — сухо сказала она.

В каюте она прошлась взад-вперед, затем остановилась напротив Маркуса.

— Мне предложили повышение и... перевод.

Сердце на миг замерло, потом зачастило. Он ждал чего-то подобного — и боялся, хотя и не желал признаваться себе в этом. Все шло слишком хорошо, и, конечно же, не могло продолжаться долго.

— Разумеется, ты согласилась?

— Я пока не дала ответа, — уклончиво ответила Сьюзан.

— Но именно такой ответ предполагается... — Маркус помолчал. Переубеждать ее было бессмысленно, но, на всякий случай, он спросил: — А чем тебя не устраивает «Вавилон»?

Она пожала плечами:

— Станции ничто не угрожает, война с Земным Содружеством закончена. Но во многих секторах все еще неспокойно. От меня будет больше толку на другом посту.

— Куда тебя переводят?

— Я получаю под командование разрушитель класса «Колдун». Новейшая разработка, взамен тех эсминцев, которых разбили мы. А на мое место Земля пришлет другого офицера. И это... — она запнулась, подыскивая слово.

— Политически мудро, — закончил он ее мысль.

Он пристально взглянул на нее, и Сьюзан негромко попросила:

— Не надо, Маркус.

— Я ничего не делаю, — скрывая горечь, усмехнулся он.

— Мне тоже непросто. Ты... Последние недели... — она вздохнула, затем твердо сказала: — Но я солдат.

— Понятно.

— А что же ты?

Он развел руками:

— Как ты сама сказала — во многих секторах неспокойно. Деленн отправляет рейнджеров патрулировать границы Центавра. Там участились нападения на гражданские транспортники. Так что со дня на день пришел бы и мой черед. Но... послушай. Разве тебе не полагается отпуск?

— Шеридан и вправду твердил об этом, однако...

— Несколько дней, — с прорвавшимся отчаянием сказал он. — Всего несколько дней.

С минуту Сьюзан молчала, кусая нижнюю губу, затем медленно проговорила:

— Однажды ты упомянул о чудной планетке. Райском месте, с пляжем и чистым морем. И где же она находится?

— Корот-6 в системе Змееносца. Вторая планета.

— Ничего себе! Туда лететь... сколько?

— Тридцать восемь стандартных часов. Зато там нас не потревожит, — на лице Маркуса появилась озорная ухмылка.

— Да уж. Но это нужно обсудить с Шериданом, он должен найти мне замену.

— Завтра в это же время я буду ждать тебя на шестой посадочной палубе, — безапелляционно заявил он.

Сьюзан хмыкнула. Впрочем, возражать она не стала, и он увидел в этом добрый знак.


***




— Ого! Минбарский флаер.

Сьюзан, в комбинезоне без знаков различия, с небрежно стянутыми в хвост волосами, показалась Маркусу похожей на беспечную курсантку летной школы. Но впечатление рассеялось, когда, прищурившись, она окинула «Арденн» оценивающим взглядом:

— Последняя модификация. Предназначен для дальней разведки, в отличии от большинства своего типа — двухместный. Вооружение усилено...

— Я в восхищении! — он поднял руки в шутливом защищающемся жесте.

— Такая красота тут неспроста.

— Никакой тайной миссии, клянусь, — заговорщически прошептал Маркус и добавил уже громче: — Деленн доверила мне «Арденн». В порядке исключения. Но сразу после отпуска я лечу к Приме Центавра.

— Ясно. А вчера ты мог бы и сказать, что ужин заказывать на одного.

— Извини, возникли кое-какие сложности, — он подавил зевок, что не укрылось от внимания Сьюзан.

— Первая вахта — моя, — объявила она.

Маркус вскинул бровь:

— Тебе хочется полазить по флаеру?

— С чего это ты взял?

— Зрю очами души моей.

Но желания пререкаться у Маркуса не было. Ему не пришлось спать и часа в этом ночном цикле. Чего только стоило убедить Деленн дать ему модифицированный флаер. Энтил’за согласилась, когда, исчерпав все доводы, он признался в своем намерении устроить для командора Ивановой отпуск. И поэтому он весело сказал:

— Идет. Смотри, не перепутай Корот-6 с Коротом-1. Нам вряд ли подойдет рыхлая планета.*

— Мимо, Маркус. Хочешь, расскажу тебе анекдот про то, как незадачливый комми договорился с контрабандистом лететь вместо Примы на Альфу Центавра? Я знаю как минимум пятнадцать вариантов.

— Охотно послушаю. Перелет длинный. А, забыл спросить. На сколько дней тебе дали отпуск?

— На неделю, не считая времени в пути. Шеридан был подозрительно щедр. Твоя работа?

— О чем ты? — Маркус воззрился на нее с самым искренним недоумением.

— Ну-ну. Допустим, хотя не очень-то верится.


***


...Неделя — это безумно мало. Затем они расстанутся. А космос слишком велик и судьба переменчива, чтобы рассчитывать на новую встречу с капитаном разрушителя «Колдун» Сьюзан Ивановой. Несмотря на усталость, Маркус не мог уснуть. Традиционное минбарское ложе перестало казаться ему удобным и даже сколько-нибудь подходящим для сна. С другой стороны, могло не быть и этих дней — как и дурманящего счастья последних двух месяцев. Не надо сетовать. У него есть еще семь дней и около семидесяти часов...

— Маркус! — услышал он сквозь сон голос Сьюзан. — Нас кто-то преследует.

— Давно? — он вскинулся на кровати.

— Сканер засек его час назад. Я увеличила скорость — и он сделал то же самое.

— Разберемся.

Спальный отсек соединялся с рубкой коротким коридором, и через минуту Маркус разглядывал на экране сканера веретенообразный силуэт, своими размерами намного превосходящий «Арденн».

— Кто бы это мог быть? Еще не видела корабля такой формы, — проговорила Сьюзан. — Остатки флота Теней? Ворлона? Иная цивилизация?

— Если это вообще корабль. В гиперпространстве встречаются странные создания. Что же, если объект не проявит агрессии...

— Зря я тебя разбудила, — чуть ли не впервые ему почудилось в голосе Сьюзан смущение.

— С удовольствием составлю тебе компанию. Да и тварь любопытная.

— Думаешь, это живое существо?

— Подозреваю. О! Наш новый друг решил свести с нами более близкое знакомство, — Маркус кивнул на указывающие расстояние до преследователя цифры, которые начали уменьшаться. — Компьютер, всю энергию на двигатели!

Оба напряженно уставились на экран.

— Бесполезно, — сказала Сьюзан через пару минут. — Оно нас настигает.

На обращенном к ним конце веретена вспух шар, из которого к флаеру устремились отростки, напоминающие щупальца.

— Компьютер, переключить на ручное управление, — скомандовал Маркус.

— Выполняю.

— Я беру на себя ведение огня, — сказала Сьюзан.

«Арденн» развернулся почти на месте, из его боковых пушек вырвались голубоватые лучи.

— Повреждения противника минимальные, — вставил компьютер.

— А мы его разозлили, — заметил Маркус.

Ему с трудом удалось увернуться от одного из щупальцев. И тут же другое пронеслось в опасной близости от флаера.

— Вижу, — проворчала Сьюзан. — Буду бить одним пучком.

На этот раз залп был более результативен: извивающийся отросток отлетел далеко в сторону, однако на смену ему из шара выметнулся еще один, гораздо длиннее остальных.«Арденн» затрясся, послышался скрежет и лязг, возмущенно запищали датчики.

— Падение энергии десять процентов... двенадцать процентов... — монотонно забубнил компьютер.

— Оно нас схватило! — крикнула Сьюзан.

— Сейчас... — Маркус коснулся кристаллов управления.

Флаер затормозил, одновременно уходя вниз, затем резко набрал скорость. Сьюзан немедленно воспользовалась удобным моментом и дала еще один узконаправленный залп в центр шара, заставив тварь поджать щупальца.

— Повреждения — двадцать процентов, падение энергии — тридцать процентов, — резюмировал компьютер.

— Если мы собьемся с курса... Компьютер, сколько до ближайшей зоны перехода? — спросил Маркус.

— Обнаружена незарегистрированная зона перехода. Время до выхода — десять стандартных минут.

Сьюзан скептически заметила:

— И мы окажемся в центре сверхновой.

— Все может быть. Но выбор невелик, — возразил Маркус, указывая на сканер. На экране появились еще несколько стремительно приближающихся веретенообразных тел, которые брали флаер в кольцо. В свою очередь, преследователь воодушевился и прибавил ходу. — Оно гонит нас к своим сородичам. Компьютер, открыть переход!

В багровой мути гиперпространства вспыхнула голубоватая воронка.

— Если что — прости, — Маркус усмехнулся.

— Прощаю, — усмехнулась в ответ Сьюзан. — И почему я своего отпуска иначе и не представляла?


***


— Куда нас вынесло? — Сьюзан неодобрительно смотрела на бледно-желтую звезду. — Ну, по крайней мере, это не сверхновая.

— Ракбет, альфа Стрельца, — ответил Маркус.

— Повреждения — двадцать процентов, падение энергии — пятьдесят процентов, — неумолимо-вежливо оповестил компьютер.

— Связь с «Вавилоном»? — спросила Сьюзан.

— Отсутствует.

Пальцы Маркуса пробежали по пульту управления:

— Эта тварь повредила передатчик. Придется ремонтироваться. А тут мило. Я кое-что выудил из базы данных. Пять планет и третья... — он сделал паузу и обернулся к Сьюзан. — Возрадуемся же! Планета земного типа, ресурсы незначительны, признана пригодной для аграрной колонизации.

— Надо же. Пройти через незарегистрированные ворота и очутиться не рядом с черной дырой, не в поясе астероидов, а рядом с такой планетой...

— Редкая удача. Но и не совсем уж невероятная.

— Если здесь побывала экспедиция, почему мы ничего не знали про эту точку выхода?

— Трудно сказать. Отчет датирован 2248 годом. Экспедиция высадилась на Перн за месяц до начала минбарской войны. Возможно, часть информации была утрачена. Хотя тогда всем очень быстро стало не до новых колоний. Сектор малопосещаемый, вероятность обнаружения зоны перехода минимальна. Кстати, насчет астероидов — до них рукой подать, — Маркус указал на размытое пятно за Ракбетом: — Облако Оорта. Я запускаю зонды, проверим, насколько восторги экспедиции соответствуют действительности.

Маркус занялся настройкой оборудования, он негромко отдавал компьютеру распоряжения, для удобства перейдя на адронато, и Сьюзан понимала с пятое на десятое. Впрочем, она предпочитала разглядывать планету, которая была поразительно похожей на Землю.

— Первые данные с зондов. Сила тяжести девять десятых земной, атмосфера содержит на пять процентов больше кислорода. Моря и океаны. — Маркус широко улыбнулся: — Планы немного изменились. Не знаю, насколько это место райское, но пляж точно найдется. Ну что же, Перн**, встречай нас.

… На фоне белесого облака Оорта тускло мерцала алая искорка, почти не видимая в сиянии Ракбета: захваченный силой его притяжения много тысяч лет назад планетоид в очередной раз приближался к третьей планете...




-2-




Восемь дней до Падения


«Арденн» несся над гладью моря густого, завораживающе синего цвета. Внизу промелькнула цепочка плюющихся лавой вулканов, и Маркус сказал, глядя на ползущие по экрану строчки:

— Активная вулканическая деятельность. Закаты должны быть впечатляющими. Но, пожалуй, повернем к югу.

Южный континент изобиловал бухтами с белыми песчаными пляжами; обширные участки темно-зеленой, с синеватым оттенком растительности перемежались ленточками рек. Затем прямо по курсу показалась необычайно высокая гора с конусовидной вершиной, окруженная несколькими «младшими сестрами» — еще одно семейство вулканов.

— Громадина! — воскликнул Маркус, закладывая вираж, чтобы обогнуть вулкан: — Достигает нижнего слоя стратосферы. Если он однажды рванет...

— Надеюсь, это не произойдет на днях. Может, вот тут? — Сьюзан указала на устье широкой реки, которая текла между пологих скал.

— Красиво, — Маркус снизил скорость, высматривая место для посадки. — И сесть есть где.

«Арденн» плавно опустился на невысокий и относительно ровный уступ в нескольких сотнях метров от полосы прибоя.

— С приземлением, капитан.

— Командор, — хмуро возразила Сьюзан, отстегивая страховочные ремни. — Насколько серьезны повреждения флаера?

— Дал задание компьютеру провести полную диагностику. Это займет время. А сейчас — отдых. В отпуске мы или как?

Сьюзан с досадой дернула уголком рта: с неработающим передатчиком им не только не удастся вновь войти в гиперпространство, но даже послать сигнал бедствия.

— Неужто у тебя есть сомнения, что я могу починить минбарскую аппаратуру? Сех*** Варенн приложил немало трудов, вбивая знания в мою... гм, голову.

Теперь, когда непосредственная угроза миновала, Маркус позволил себе открыто любоваться Сьюзан. Видимо, ему удалось пробиться сквозь ее ментальную защиту, потому что ее лицо немного расслабилось.

— Полагаю, попадало тебе не только по голове.

— Верно полагаешь. Ну, а если его усилий было недостаточно — проживем остаток дней в райском месте. Я буду добывать мамонта, а ты — хранить огонь.

— Если здесь водятся мамонты.

— В отчете говорилось о разнообразной водной фауне, но животный мир суши довольно беден. В основном рептилии, несколько видов птиц. Так что пусть будут левиафаны. И драконы.

Вид у Маркуса был самый серьезный, но глаза смеялись, и Сьюзан, глядя на него, почувствовала, что тоже невольно улыбается. К тому же, их будут искать, и есть вероятность, что эту зону перехода обнаружат.

Разошлись створки шлюза, и она зажмурилась от яркого света Ракбета. Горячий ветер, несущий необычные пряные ароматы и запах близкого моря, ворвался вовнутрь, взметнул ее волосы, а она неподвижно стояла, будто не веря в реальность живописного пейзажа.

— Это все наведенная иллюзия, — замогильным голосом сказал Маркус, подходя к ней. На его плече висела большая сумка. — А гнусные инопланетяне ждут не дождутся, чтобы нами полакомиться.

— Скорее тобой полакомлюсь я.

— О! — брови Маркуса поползли вверх. — Соблазнительно. Я готов согласиться.

К щекам Сьюзан прилила кровь: фраза прозвучала весьма двусмысленно.

— Есть очень хочется, — буркнула она и шагнула на каменистую почву.

Маркус хлопнул по сумке:

— Все готово для пикника.

Спуск был несложным, и вскоре у ног Сьюзан плескались мелкие волны. Их мерный шелест обволакивал и утешал. Когда-то в другой жизни, она очень любила бродить по берегу серого и неласкового Балтийского моря. Еще до войны. И Ганя был еще жив...

Брат, заводила в их проделках и непререкаемый авторитет, защита от гнева отца. Он был безгранично рад, когда она внезапно прилетела к нему. И рассердился, узнав, что она бросила университет. Но их встреча была короткой, слишком короткой: он даже не успел отругать строптивую сестру. Срочный вылет. А потом — потом был длинный список погибших в том бою. Все последующие годы она сражалась и за него. Словно пытаясь доказать ему, что справилась.

Она вздохнула и посмотрела на Маркуса. Устроившись в тени скалы, он разбирал сумку, на песке уже было расстелено покрывало. Почувствовав ее взгляд, он оглянулся и поднес руку к голове, дурашливо отдавая честь.

Его ирония частенько доводила ее до бешенства, но разве что Ганя умел так же смешить ее. И это вызывало особый интерес. Ну... помимо всего прочего. И побуждало расспрашивать Маркуса — о его жизни до. Однако то, что он рассказывал о себе, надо было делить на десять. Если не на сотню. И все-таки она кое-что вытянула, да и полчаса, проведенные за компьютером мистера Аллена, не прошли даром.

Они могли встретиться раньше. Она узнала, что Маркус уже был на «Вавилоне», — чудом уцелев после гибели колонии на Арисии-3 и потеряв во время атаки Теней всех, кто был ему дорог. И о похороненных земными бюрократами рапортах, в которых он отчаянно пытался предупредить о новой враждебной расе. Сьюзан удивилась: почему все это прошло мимо нее? Если бы на предупреждения Маркуса обратили внимание... Хотя вряд ли что-либо изменилось.

Маркус достал портативный анализатор и, подойдя к морю, опустил его в воду.

— Все в порядке, — он удовлетворенно кивнул на загоревшийся зеленым индикатор. — А вода какая теплая!

На его лице был написано мальчишеское восхищение, и Сьюзан хорошо знала причину: для людей, проводивших большую часть жизни в космосе, где обычный душ — роскошь, вода в таком количестве была несбыточной мечтой. Море манило и ее.

— Я искупаюсь.

— А не слишком рискованно?

— Рискованно. Как и многое из того, чем мы занимаемся. Постараюсь не заплывать далеко.

— Ты вроде есть хотела? — Маркус явно не одобрял ее идеи.

— Потерплю...

Под его взглядом она отстегнула кобуру с бластером, затем потянула вниз молнию комбинезона. Пришел черед Маркуса смущаться, однако глаза он не отвел, и его эмоции накрыли ее, заставили дыхание сбиться.

Тем не менее, Сьюзан неторопливо разделась и, разбежавшись, бросилась в море. Сделав несколько сильных гребков, она оказалась на глубине, пришло блаженное ощущение полета. В пронизанной светом воде вились золотистые песчинки. Сьюзан скользнула дальше, к небольшой подводной гряде, стайка рыбок — совсем земные! — шарахнулась прочь. Воздух в легких закончился, она вынырнула и отбросила волосы на спину.

— Сьюзан! — встревоженно позвал ее Маркус.

— Иди сюда! — крикнула она в ответ.

Маркус медлил, тогда она подплыла ближе к берегу и плеснула в него водой. Смеясь, он заслонился от брызг рукой.

— Ты не умеешь плавать, — догадалась она.

— На Минбаре есть моря, но купание в них не является приятным времяпрепровождением, — спокойно парировал он. — Однако умение плавать входит в обязательную подготовку рейнджеров. Но кто же будет следить за левиафанами и драконами?

— Они позорно бежали. Вперед, мой храбрый рейнджер!

Маркус прекрасно осознавал, что лезть в даже кажущееся безопасным море незнакомой планеты по меньшей мере опрометчиво. Но Сьюзан, плещущаяся в бирюзовой воде, ее гибкое тело в ореоле сверкающих брызг... Планеты земного типа можно пересчитать по пальцам... Он еще раз окинул взглядом берег, уделяя особенное внимание зарослям, близко подходящим к воде, затем закрыл глаза и, как учил его сех Дурхан, вслушался в окружающее его пространство. Ничего. Никакой угрозы. Он встряхнул головой и принялся раздеваться.

Вода мягко обняла его, дыхание перехватило. Холодное море Минбара теперь показалось бы ему дурным сном. Сьюзан вновь нырнула, он — за ней, пытаясь разглядеть ее под водой. Она внезапно появилась прямо перед ним, колыхающиеся пряди длинных волос и загадочная улыбка делали ее похожей на русалку. Маркус притянул ее к себе, и она обвила его шею руками. И тогда неописуемый восторг охватил его. Всплыв к поверхности, он прильнул к губам Сьюзан в поцелуе, мысленно посылая к Теням все гипотетические опасности.


***


Ракбет касался своим краем моря. Сьюзан, лежа на покрывале, смотрела в пламенеющее небо: закат действительно выдался впечатляющим.

— Аспиченс ин астра еа стелла фит, — прошептал Маркус, приподнимаясь на локте.

— Что это значит? — Сьюзан перевела на него взгляд. — Еще одно минбарское приветствие?

— Смотрящая на звезды становится звездой****. Так говорили древние.

— Звучит красиво.

Маркус склонился к ней, его глаза искрились светом. С некоторых пор ей нравилось подолгу смотреть в них.

Все, кого она любила, исчезали из ее жизни, оставляя взамен горькую пустоту. А она стискивала зубы и шла вперед. Не оглядываясь, не сожалея. После Талии она решила, что с нее довольно: она больше никому не позволит вторгаться в свою душу. И сосредоточилась на службе и на проблемах станции. А разгоравшаяся война тем более не располагала к переживаниям о высоких чувствах.

Она в штыки восприняла попытки Маркуса ухаживать за ней, но его это не обескуражило. Потом он сделал, то... что сделал. И смесь гнева, вины и благодарности, которую она тогда чувствовала, неожиданно и незаметно для нее самой превратилась в кое-что иное. И все сильно осложнилось. Не надо было соглашаться на отпуск. Однако она не устояла перед искушением, ведь потом их пути разойдутся.

Впрочем, у них не было бы шансов и при другом раскладе. Не сейчас, когда все вновь повисло на волоске, и неизвестно, откуда ждать удара очередного врага. Вот если только передатчик не удастся починить... Застрять с Маркусом здесь? Навсегда?

Ну что за ерунда лезет ей в голову. И вряд ли повреждения так серьезны, иначе флаер не смог бы пройти ворота и достичь Перна.

— Я не хочу отвечать перед президентом Межзвездного Альянса за твою преждевременную кончину, — ворвался в ее мысли голос Маркуса. — Может, все-таки поешь? — Он обвел пальцем линию ее скул и подбородка: — Сегодня обойдемся десантными пайками, а завтра я наловлю рыбы.

— Тогда тебе точно придется отвечать перед Шериданом, за умышленное отравление, — усмехнулась Сьюзан.

— Отнюдь. Как отмечено в отчете, члены экспедиции рискнули попробовать местную фауну и...

— И больше про них ничего не известно. То-то сведения о планете оказались неполными.

— Я верю в этих парней и в их мужественные желудки, — из своей бездонной сумки Маркус извлек узкогорлую бутылку и два бокала: — По крайней мере, вино не должно вызвать у тебя сомнений. Совиньон, урожай прошлого года.

Сьюзан села и с любопытством осведомилась:

— А гиперпространственного движка у тебя там случайно нет?

— В следующий раз постараюсь раздобыть, — ответил он и протянул ей бокал и пакетик с пайком.

Вино было бесподобным. Допив его, Сьюзан окинула взглядом горизонт. На востоке проступала алая точка, настолько яркая, что ее свет был различим на фоне закатного неба.

— У Перна два спутника?

— Да.

— И это один из них? — Сьюзан показала на точку.

Маркус оглянулся, его лицо сразу стало строже:

— Не думаю. Вернемся-ка к флаеру.

Едва они успели одеться, как послышался шелест рассекаемого крыльями воздуха. Сьюзан посмотрела вверх: прямо на них летели два ящера, отчасти напоминающих уменьшенных земных птеродактилей. Пригнувшись, она схватила бластер, в руке у Маркуса раскрылся денн'бок. Однако людьми «птеродактили» не заинтересовались, а, обдав зловонием, грузно спланировали за невысокий песчаный холм в нескольких метрах от них.

Вполголоса выругавшись, Сьюзан убрала бластер в кобуру и шагнула было по направлению к флаеру, но вдруг остановилась.

— Что такое?

— Подожди... Я что-то слышу.

— Дерутся за добычу, — пожал плечами Маркус.

— Нет, — Сьюзан прикоснулась к виску. — Как будто... призыв. Быстрее!

Она побежала к холму, из-за которого доносилась возня и хриплый клекот. На противоположном склоне разыгрывалась драматичная сцена. Золотистая крылатая ящерица отчаянно защищала кладку разноцветных яиц от «птеродактилей». С другой стороны к гнезду ползла пестрая змея. Приглядевшись, Сьюзан поняла, что уцелели лишь два яйца. Осколки скорлупы, вымазанные зеленым и бурым, свидетельствовали о том, что хищники добрались-таки до детенышей.

Не раздумывая, Сьюзан рванула бластер из кобуры и влепила заряд плазмы в ближайшего «птеродактиля». Второй с шипением бросился на них, но удар денн'бока Маркуса пришелся ему по раскрытому клюву. «Птеродактиль» шарахнулся в сторону. Сьюзан выстрелила в него, но тварь увернулась и, тяжело махая крыльями, полетела прочь. А Маркус точным ударом в голову прикончил змею и, отшвырнув ее в заросли, предупреждающе крикнул:

— Сьюзан!

Она обернулась — чтобы увидеть, как ящерица взмывает вверх, намереваясь атаковать.

— Стой! — почему-то по-русски воскликнула Сьюзан и выставила перед собой ладони. — Мы не навредим тебе!

Ящерица зависла прямо перед ее лицом, и Сьюзан показалось, что она вслушивается в слова. В этот момент самое крупное из оставшихся яиц треснуло, и на песок с жалобным писком вывалился крошечный бледно-желтый детеныш. Сьюзан встретилась взглядом с переливчатыми бусинками его глаз и... что-то произошло. Будто один из недостающих в мозаичном полотне камешков встал на свое место. Откуда-то пришло знание, что перед ней — самочка, потом накатило острое ощущение голода, и она с изумлением поняла, что чувствует то же, что и новорожденная. Старшая ящерица, мелодично свистя, села на песок неподалеку от них.

— Драконы в наличии, — хмыкнул Маркус.

— Маркус, она голодна, неси все, что у нас есть! — Сьюзан опустилась на колени и вновь прошептала по-русски: — Какая ты красавица.

С громким треском раскололось последнее яйцо, из осколков выбрался детеныш цвета бронзы и заковылял к Сьюзан. И когда он доверчиво ткнулся в ее ладонь, ее разума вновь коснулось нечто странное, но невыразимо чудесное.

— Храбрец, — тихо сказала она.

— Держи, — Маркус протянул ей открытый пакетик.

Детеныши оживились, вытягивая шеи, и тотчас жадно набросились на еду. Через пару минут не осталось ни крошки. Сьюзан огляделась в поисках их матери. Та прихорашивалась, не проявляя никакого беспокойства. Затем она еще раз свистнула, поднялась в воздух и исчезла.

— Вот это да! — воскликнул Маркус. — Телепортация!

— Теоретически, живые существа могут быть способными на телепортацию, — Сьюзан растеряно взглянула на копошащихся возле нее детенышей. Она продолжала ощущать испускаемые ими ментальные сигналы, в которых теперь преобладало направленное на нее обожание. И это не возмущало и не вызывало желания закрыться, а... умиротворяло. — Что мы будет делать с ними? Они тоже исчезнут?

Дракончики подняли треугольные головки, в их писке прорезались требовательные ноты.

— Что-то не похоже, — ответил Маркус.

Взяв ящериц в руки Сьюзан, хорошенько рассмотрела их. Гибкие, с длинным хвостом и широкими полупрозрачными крыльями, сложенными на спине. Две пары лап, цепкие коготки — их строение было совершенным для крылатого хищника. Глаза золотистой самочки сонно мигали, а бронзовый самец озирался по сторонам: он все еще был голоден.

Неразумная или, во всяком случае, полуразумная форма жизни, способная к телепатии и телепортации... Неудавшийся эксперимент ворлонцев? Уж не поэтому ли данные о зоне перехода оказались утраченными?

Маркуса, внимательно наблюдавшего за Сьюзан, все больше беспокоил ее отрешенный вид:

— С тобой все хорошо?

— Со мной? — рассеянно переспросила она. — Очень хорошо. — Ее голос зазвучал собрано и деловито: — Придется взять их с собой. Думаю, через пару дней они станут самостоятельными и улетят от нас.

— Раз уж нас угораздило вмешаться. Вряд ли они выживут без матери, — согласился Маркус. — О, повелительница драконов, поздравляю с э-э-э усыновлением. — Сьюзан не отреагировала на его подначку, и он произнес уже другим тоном: — Возвращаемся к флаеру, разберемся, что за алая звезда светит нам с небес.

Пока Сьюзан искала место для дракончиков и скармливала бронзовому еще один паек, Маркус вновь углубился в отчет.

— Никаких сведений нет, — он вывел на экран компьютера систему Ракбета. Со стороны облака Оорта двигалась красная искорка. — Компьютер?

— Анализирую, — отозвался компьютер. На экране появилась вытянутая эллиптическая кривая: — Планетоид. Период обращения — двести пятьдесят земных лет.

— Столкновение?

— Столкновение исключено.

Сьюзан недоверчиво изогнула бровь:

— Странно, что мы не заметили его с орбиты.

— Вероятно, из-за света Ракбета, — предположил Маркус. — Ну-с, уже радует, что он не собирается врезаться в Перн. Кстати, мы попали в период его наибольшего сближения с планетой. А сейчас посмотрим, что у нас со связью.


-3-



Пять дней до Падения

Деленн вернулась с Минбара в отличном настроении: все складывалось как нельзя лучше, ей удалось найти поддержку среди влиятельных представителей касты мастеров и на космоверфях в ближайшее время начнется строительство еще как минимум двух десятков «Белых Звезд» — пополнение для флота Межзвездного Альянса. Она спешила поделиться хорошими новостями с Джоном, однако, едва войдя в каюту, поняла: что-то стряслось.

— Мы потеряли сигнал «Арденна» трое суток назад, — сказал он вместо приветствия. — Я отправил «Белую Звезду-27» в систему Корота-6, но никаких следов «Арденна» не найдено. Впрочем, сигнал пропал задолго до того, как они должны были пройти ворота. Если флаер затерялся в гиперпространстве...

— Возможно, это просто поломка, и они были вынуждены выйти раньше.

— В неизученный сектор. Или флаер уничтожен.

Деленн покачала головой:

— Маркус — опытный рейнджер, он отлично разбирается в наших технологиях. Сейчас остается только ждать.

— Я не должен был давать разрешение на эту идиотскую затею... — писк коммуникатора заставил его нахмурится. — Шеридан, — резко бросил он.

— Господин президент, на связи «Арденн»! — послышался ликующий голос лейтенанта Корвина.

— «Арденн»?! Ретранслировать сигнал в мою каюту!

— Есть.

Включился экран, и они увидели улыбающуюся Сьюзан.

— Господин президент. Деленн.

— Здравствуй, Сьюзан, — тепло сказала Деленн.

— Командор, куда вы пропали? — спросил Шеридан, за строгим тоном скрывая радость. — И где вы сейчас находитесь?

— Созвездие Стрельца, Ракбет, третья планета. Потребовалось время, чтобы устранить неполадку со связью. В гиперпространстве нас атаковало какое-то... существо. Во всяком случае, Маркус считает, что это было существо, а не корабль неизвестной расы. Пришлось уносить ноги, и тут нам повезло: мы обнаружили новые ворота! Координаты я уже отправила Корвину.

— Замечательно! Вам нужна помощь?

— Нет.

— Когда вас ждать?

— Если я верно поняла вас, отпуск мне предоставлен на неделю, не считая времени в пути.

— Так вы намерены полностью использовать его? — удивился Шеридан.

— Разумеется. Когда еще выдастся такая возможность, а планета нас вполне устраивает. Она пригодна для колонизации, но отчету экспедиции не был дан ход.

— Я проверю.

— И еще: поскольку Ракбет находится в двадцати стандартных часах, а не в тридцати восьми, то...

Шеридан, не выдержав, расхохотался:

— Вы бы очень пригодились мне на сегодняшнем совете, торговаться с членами Альянса. Но так и быть, прибавьте и эти часы тоже. Пусть это будет премией за найденные ворота. Хорошо провести время! И... очень рад тебя видеть, Сьюзан.

— И я рада, Джон, — совсем не по уставу ответила она.

Экран погас, а Шеридан, улыбаясь, продолжал смотреть на него.

— У меня такое чувство, что тебе надо подыскивать другую кандидатуру в качестве разменной фигуры с Землей, — мягко сказала Деленн.

Шеридан перестал улыбаться:

— Ты считаешь, Сьюзан откажется? Не может быть!

— Она уже дала согласие на перевод?

— Она попросила отсрочку, ответит после отпуска. Но командор Иванова — одна из лучших офицеров, когда-либо служивших под моим командованием, и я уверен, что она примет правильное решение.

— Командор Иванова изменилась. Полагаю — еще в тот миг, когда Маркус спас ее.

— Ничего такого не замечал. Но я доверяю твоему чутью. — Возле губ Шеридана залегла жесткая складка: — Предложение о переводе фактически является приказом.

— Джон... — Деленн подошла ближе и положила руки ему на плечи. — Не дави на нее. Не могу объяснить, но я вижу в ней... иной свет. А что ты думаешь, например, о Корвине?

— Дождемся их возвращения, — недовольно буркнул Шеридан.


***


— А почему ты ничего не сказала про ящериц? — спросил Маркус, когда они обедали в маленькой столовой флаера, служившей также и салоном.

— Я скажу, — Сюзан свела брови. — Когда мы вернемся.

— Так ты берешь их на «Вавилон»?

Храбрец и Красавица, хотя уже и пытались самостоятельно охотиться, но покидать их не собирались, безошибочно находя Сьюзан, где бы она ни была. За эти дни выяснилось, что всего существовали ящерицы пяти расцветок — сильные и агрессивные бронзовые, степенные коричневые и необыкновенно проворные зеленые и голубые, однако всем заправляли золотые самки. Мать семейства все-таки приглядывала за своим потомством, остальные взрослые ящерицы держались вдалеке, чуть что телепортируясь, чтобы возникнуть в самом неожиданном месте.

— Надо же показать их в действии. Их способности достойны изучения.

Голос Сьюзан прозвучал нарочито равнодушно, и Маркус испытующе взглянул на нее. Интересно... На «Вавилоне» запрещено держать животных. Конечно, дракончики демонстрируют определенный уровень интеллекта, но он не поставил бы их сильно выше собаки. Она настолько привязана к ним, что готова навлечь на себя неприятности? Или здесь есть нечто, ускользающее от его понимания?

— Твое появление на станции будет эффектным, — осторожно сказал он. — Главное, чтобы Франклин не занялся их препарированием.

— Никогда! — резко ответила она.

Дракончики явно ощутили, что речь шла о них, в глазах Красавицы вспыхнули красные искры, а Храбрец вопросительно курлыкнул и спорхнул с импровизированного насеста прямо на стол.

— Никто вас не тронет, — уверила их Сьюзан и потянулась к тарелке с жаренной на углях рыбой, которая оказалась не просто съедобной, но и весьма вкусной. — Храбрец опять голоден...

— Эй, это была моя рыба! — возмутился Маркус.

— Растущий организм нуждается в протеине.

— Этот организм скоро вырастет из собственной шкуры... — проворчал Маркус, наблюдая за тем, как ненасытная рептилия уничтожает рыбу.


-4-


Сорок два часа до Падения

Сьюзан еще в первый вечер пребывания на Перне настояла на том, чтобы минбарские ложа были приведены в горизонтальное положение.

«Медитация медитацией, но спать тоже хочется!» — заявила она.

После некоторых усилий кровати удалось зафиксировать так, чтобы они в самый неподходящий момент не наклонялись под углом в сорок пять градусов. Увлекая Сьюзан на идеально ровное ложе, Маркус не удержался от того, чтобы не поддеть ее:

«Тебе не хватает концентрации и просветления».

«Бедный командор Синклер».

«При чем тут энтил’за Синклер?»

«При том, что мы не минбарцы» — ответила она, притягивая его к себе...

...Маркус улыбнулся, вспоминая их перепалку. Сьюзан спала, уткнувшись ему в плечо, а он смотрел в темноту, размышляя о последних событиях. Ничего не зная об интуитивных догадках Деленн, он пришел к схожим выводам — Сьюзан стала другой. Мягче? Нет. Открытие — пожалуй, да. Если говорить языком романов, «ее душа словно расправляла крылья».

Все дело в удивительных ящерицах. Достаточно было видеть, как озаряется ее лицо, когда она общалась с ними. Наверное, никому из людей не удалось бы добиться той же... близости. Это трогало и отчасти забавляло, но вместе с тем вызывало беспокойство. К чему может привести столь глубокая эмпатическая связь с неизученными инопланетными существами?

Маркус надеялся, что дракончики никакого вреда Сьюзан не причинят, но все же... Его самого эти создания лишь терпели, милостиво принимая подношения в виде сырой рыбы. Он еще не решил, как относиться к ним. А может, его донимала банальная ревность? В особенности, когда Храбрец и Красавица садились на плечи Сьюзан и зарывались узкими головками в ее волосы. Она смеялась и говорила, что Храбрец ну уж никак не может составить ему конкуренцию, и от ее откровенного взгляда кровь начинала бурлить, а глупые мысли разом вылетали из головы...

Их дни были заполнены до предела. С ремонтом пришлось повозиться, но затем, убедившись, что море и в самом деле безопасно, они вдоволь нарезвились в прозрачной воде, да вдобавок открыли разветвленную сеть пещер. Попасть в некоторые можно было, только проплыв под водой, а внутри открывался причудливый призрачный мир: гроты со свисающими с потолка сталактитами, круглые озера, кажущиеся бездонными в свете фонарика.

И была в этом неутоленность. И в том, как они сжимали друг друга в объятиях — тоже. Он назвал бы ее обреченной. Они словно не оставляли себе возможности задуматься о том, что будет после. Но в его душе тонкой струной звенела печаль. Маркус подавлял ее, не желая омрачать мгновения, подаренные им силами мироздания. Однако временами он перехватывал долгий взгляд Сьюзан, и в груди разливалась щемящая боль. Не стоит об этом. До отлета еще полтора дня...

А как будет сочетаться ее служба на разрушителе с наличием пусть и полуразумных, но животных? Впрочем, капитан Иванова обязательно найдет выход и из этой ситуации. Он вздохнул и встретился взглядом с двумя парами светящихся голубым и зеленым глаз: оба дракончика уставились на него, свесившись из устроенного над изголовьем кровати гнезда. И тогда внутри зародилась и стала крепнуть надежда. Беспочвенная и неуместная.

Храбрец с тихой трелью слетел к нему на грудь. Внезапно! Что-то прежде дракончик не проявлял такого расположения. Маркус осторожно коснулся пальцем выступающих надбровий. Опустив пленочки век, Храбрец едва ли не замурлыкал от удовольствия, неуловимо напоминая в этот момент минбарского гока*****.

— Еще повоюем, — прошептал Маркус и подмигнул ему.


-5-




Тридцать минут до Падения

Последний день отпуска выдался жарким. Стих постоянно дувший ветер, и на бухту опустилась влажная духота. Сьюзан, одетая в просторную рубашку и шорты, шла по кромке прибоя, позволяя ленивым волнам лизать босые ступни. Она прощалась с щедрым Перном, каждой клеточкой впитывая в себя жар его солнца.

Маркус, разглядывая что-то у себя под ногами, сидел на камне у начала подъема, ведущего к флаеру, и она даже на расстоянии ощущала его глухую тоску, эхо той, что в клочья рвала ее душу.

Сьюзан вдруг подумалось, как это было бы — если бы она полетела с ним? Она усмехнулась непрошеной мысли: отпуск чересчур расслабляющее подействовал на нее. И все же. Шеридан ждал определенного ответа, но она не ощущала и половины той уверенности в своем выборе, которая была до начала этой авантюры. Хотя речь и не шла о выборе: Земное Содружество не позволит соратнику Шеридана командовать «Вавилоном». Как бы ослепительно не улыбались друг другу Шеридан и Лученко, гражданская война еще долго будет аукаться. Немым вопросом в глазах незнакомого офицера в рубке корабля, спором за стойкой бара, запросто переходящим в мордобой...

Да ладно. Когда это она уклонялась от драки? Нечего раскисать. Пройдет чуть больше двадцати часов, и вокруг них сомкнутся металлические стены станции, а неделя на Перне покажется чем-то из области грез. Все вернется на круги своя. Все ли? Она остановилась: ее эмпатическая связь с дракончиками! Вот что еще подспудно тревожило ее эти дни. До сих пор ей удавалось скрывать свои способности, однако теперь... возникнут сложности. Бестер будет только рад заполучить ее — для опытов. Как Талию.

Сьюзан глубоко вздохнула, беря себя в руки. Спокойно. Рано или поздно, она прокололась бы и без ящериц, тем более что после участия в мятеже ей уделялось бы особенное внимание. Значит, время пришло. Решительно встряхнув головой, она направилась к Маркусу.

Тот, услышав ее шаги, поднял голову и встал с камня:

— Пора. Лучше нам убраться отсюда до грозы.

Она оглянулась: на востоке клубилась низкая сизо-свинцовая туча. Над головой мелькнул золотой росчерк. Сьюзан улыбнулась и махнула рукой, ожидая, что Красавица, как обычно, сядет к ней на плечо. Но ящерица с тревожным клекотом метнулась в сторону.

— Глупышка, это ведь только гроза, — попробовала успокоить ее Сьюзан, подкрепляя слова мысленным призывом.

Однако Красавица вела себя странно. Неожиданно воздух наполнился другими ящерицами — заполошно кричавшими, пытающимися оттеснить людей к морю. Темное облако страха окутало Сьюзан, ей казалось, что она ощущала эмоции не только своих дракончиков, но и всей стаи.

— Да они взбесились! — Маркус раздраженно отмахнулся от ящериц.

Болтаться в воздухе среди разрядов молний ему не хотелось, а грозовой фронт быстро приближался.

— Маркус, смотри! Что это?!

Дальний край бухты уже скрылся за серой пеленой. Только это был не дождь. С неба лились нитевидные образования; падая на землю, они извивались, множились, напоминая отвратительных многоножек. Сьюзан замутило, когда она поняла, что происходит с пышной растительностью: в считанные секунды на месте кустов и деревьев оказывалась подрагивающая тускло-серебристая масса.

— Бежим! — Маркус дернул ее за руку, однако ящерицы вновь преградили им путь, продолжая толкать к воде.

Храбрец, вереща, спикировал на Сьюзан, коготками вцепился в ее волосы, и тогда Маркус выхватил бластер.

— Нет! — Морщась, Сьюзан выпутала дракончика из волос и попятилась к морю, которое словно вскипело от обилия поднявшейся к поверхности рыбы: — Они хотят спасти нас! Нам не успеть к флаеру!

На песок упала длинная нить, тут же один из взрослых бронзовых завис над ней, из его пасти вырвалось пламя, и нить, почернев, рассыпалась пеплом. Однако людям было не того, чтобы поражаться очередной чудесной способности ящериц. Смертоносный ливень накрыл их, едва им удалось достаточно глубоко забраться в море. А над ними возник купол из язычков пламени.

Скользкие тела рыбин касались голых ног, иногда Сьюзан ощущала легкие укусы. По счастью, крупных экземпляров среди морских тварей не было, а объектом охоты были нити, которые, попадая в воду, теряли подвижность. Она задрала голову. Сколько же здесь дракончиков? Разноцветные, мельтешащие, они то появлялись, то исчезали и кричали от боли, если нити задевали кого-то из них.

— Туда! — отплевываясь, крикнул Маркус и махнул рукой влево, где нависшие над морем скалы образовали широкий карниз: — Мы так долго не выдержим. И наши защитники — тоже...

Пробившись сквозь скопище рыб, они достигли укрытия, пусть и ненадежного. И вовремя — дракончики все еще летали над морем, но их стало значительно меньше. Маркус посмотрел в небо, пытаясь в серой круговерти разглядеть хоть какое-то изменение. И тут по напряженным нервам ударил пронзительный крик Сьюзан. Он обернулся и увидел нить, стекающую с края карниза на ее левое плечо. Сьюзан скрылась под водой, он бросился следом. Нить вяло колыхалась между ними, слабое течение сносило ее в сторону, в темный провал, ведущий под скалы. Оттолкнув серебристую дрянь, Маркус выдернул Сьюзан на поверхность.

— Ты как?!

— Бывало... и получше.

Ее дыхание было хриплым, из раны по воде расходились алые круги.

— Держись!

Он озирался в поисках пути спасения. Наверх не подняться, но и оставаться в море было нельзя. Что он заметил под водой? Вход в пещеру?

— Там расщелина, я должен посмотреть.

— Иди...

Под карниз влетели ее дракончики, Красавица жалобно засвиристела, а Храбрец вновь метнулся наружу. Маркус заставил Сьюзан ухватиться здоровой рукой за уступ. Набрав в грудь побольше воздуха, он нырнул и устремился в расщелину. И почти сразу увидел пятно света. Внимательно глядя по сторонам, он поднялся к поверхности. Откуда-то сверху падал рассеянный свет, но нити вовнутрь не проникли. Пол большой пещеры покрывал сухой песок. Годится. Борясь с отчаянием, он упрямо верил, что они смогут переждать напасть.

Снаружи все так же с шелестом валились в воду нити. Вернулся Храбрец, и теперь обе ящерицы, уцепившись за камни, тянули к Сьюзан головки, тыкались ей в лицо.

— Ну, ну... Плыть недолго. Там сухо и свет есть, — успокаивающе пробормотал Маркус, осторожно разжимая ее окостеневшие на уступе пальцы. — Ты готова?

Она кивнула, и он, крепко обхватив ее за талию, погрузился в воду.

В пещере он уложил ее на песок и наклонился, разглядывая глубокую рану. Нить всего лишь скользнула по касательной, но плоть от плечевого сустава до локтя была разъедена. Кусая губы, Сьюзан дрожала в жестоком ознобе. Скверно.

Под сводом пещеры возникли ящерицы, с пронзительными воплями заметались вокруг них.

— Падение заканчивается, — вдруг прошептала Сьюзан. — Осталось недолго.

— Вот и отлично, — покладисто отозвался Маркус, стягивая мокрую рубаху.

Она мотнула головой:

— Они знают.

— Откуда им знать?

— Память. Так уже... случалось.

— Отлично, — повторил Маркус. — Значит, мы скоро будем дома, — выжав рубашку, он оторвал от нее широкую полосу: заканчивается падение или нет, но рану надо хоть как-то перевязать. — Береги силы. Чтобы браво выглядеть перед Шериданом после отпуска.

— Если эта гадость... не сожрала наш корабль...

— Камень же она не жрет, — рассудительно заметил он, ловко перевязывая ее плечо. — И в воде дохнет.

— Не забалтывай меня...

— Ты странно изъясняешься.

— Это... такой способ выразиться... не заговаривай мне зубы...

Ее веки смыкались, и это очень не нравилось Маркусу.

— До свадьбы заживет, — тщательно выговаривая сложные русские слова, сказал он.

На бледных губах Сьюзан появилась тень улыбки. Уже лучше.

— У тебя... ужасный британский акцент...

— Исправлюсь. К нашей свадьбе — точно.

— Мне... нравятся твои... смелые идеи.

— То есть, дурацкие.

— Ты сам это сказал.

— А вот тебе еще одна: если бы твои драконы могли... принести аптечку?

— Принести?

Она шевельнулась, открывая глаза, и Маркус удержал ее:

— Не двигайся. Если они телепортируются, то почему бы им не попробовать переместить предмет? — и, видя скепсис в ее взгляде, добавил: — Хуже не будет. А если у них получится...

— Ну... хорошо. Красавица!

Золотая опустилась рядом с ней на песок, сердито заверещала. Сквозь жгучую боль, от которой мутилось сознание, Сьюзан попыталась сосредоточиться, представляя себе серую сумку походной аптечки:

— Лети туда... Нам нужна эта... вещь...

Кажется, ящерица поняла, что от нее требуется. Во всяком случае, она замолкла, и, взмыв вверх, исчезла, а бронзовый кинулся за ней. Люди какое-то время молчали, потом Сьюзан дернула здоровым плечом:

— По-моему, ничего не вышло. Или нити добрались до флаера и... — не успела она договорить, как раздался торжествующий крик: дракончики снижались, с трудом удерживая тяжелую сумку в лапках...


-6-



Обезображенное, безжизненное побережье миля за милей тянулось под флаером, заставляя сердце Маркуса сжиматься. Лишь далеко на юге темнела полоса нетронутого леса. Если верить дракончикам — сейчас он не удивился бы и наличию у них памяти поколений, — планета уже сталкивалась со страшным врагом. Тогда понятно, почему животный мир суши столь беден. Поразительно, что жизнь не сконцентрирована только в океанах.

Откуда вообще взялись нити? Это часть фауны Перна или атака извне? Чья же? После войны со старшими расами предполагать можно что угодно. Но почему экспедиция ничего не заметила? Должно быть, растительный покров регенерирует с невероятной скоростью. Или... поэтому планета и не была колонизирована? Впрочем, что толку гадать.

Поверхность Перна уходила вниз, и вскоре серые проплешины были уже неразличимы. И вот вокруг флаера засияли звезды. Маркус отыскал взглядом алый планетоид. По данным компьютера, его прохождение вблизи Перна будет длиться аж пятьдесят лет. Надо бы запустить в его сторону зонд, но это в следующий раз. Расставаться с мечтой о райской планете не хотелось, несмотря ни на что, он будет думать о днях, проведенных здесь, с благодарностью.

Что же, Перн умеет защищаться — эволюция создала яростных огнедышащих дракончиков, вполне способных противостоять нитям. Будь они еще побольше размерами... Возможно, в будущем удастся разобраться в причинах бедствия и окончательно покончить с прожорливыми паразитами?

— До зоны перехода пятнадцать стандартных минут, — предупредил компьютер.

— Проверить все системы.

— Все системы в норме.

— Открыть зону перехода, — Маркус затаил дыхание: а если ворота не откроются во второй раз? И шумно выдохнул, увидев разворачивающуюся среди опор оранжевую спираль.


***


Сьюзан еще спала, когда он зашел в жилой отсек. На ее висках и лбу выступила испарина, но лицо, прежде искаженное от боли, разгладилось. Хорошо. Теперь все будет хорошо. На подушке возле ее головы свернулся бронзово-золотой клубок. Маркус даже почувствовал угрызение совести за то, что долго не доверял ящеркам. Он в нерешительности постоял рядом с кроватью, потом шагнул к двери, но хрипловатый после сна голос Сьюзан остановил его.

— Привет. Я проспала взлет?

— Привет. Не хотел тебя будить. Хочешь пить?

— Хочу.

Маркус взял со столика заранее приготовленный стакан с водой и, поднеся к ее губам, помог напиться.

— Мы уже в гиперпространстве. До «Вавилона» восемнадцать часов. Франклину не терпится познакомиться с новыми видами инопланетной фауны и... последствиями общения с оными.

— Шеридан? — отстраняя стакан, спросил она.

— Шеридан зол, как тридцать два зарга вместе взятых, — Маркус ухмыльнулся. — Назвал наш отпуск безумной эскападой.

— Так и есть, — Сьюзан помолчала и вдруг пристально взглянула на него: — «Арденн» предназначен для двух пилотов.

— Ты... — голос Маркуса сорвался. — Ты это серьезно?! Я хотел сказать — верно ли я тебя понимаю?

— Надеюсь, что да. Но на всякий случай уточняю: я хочу лететь с тобой к Приме Центавра, Маркус Коул.

— А твой перевод? — обалдело спросил он.

Сьюзан поморщилась:

— Мое назначение было лишь уступкой Межзвездному Альянсу. Наверняка, кое-кто в генеральном штабе Земли будет на седьмом небе от счастья, если новейший разрушитель не попадет в руки мятежника, пусть и бывшего.

— Но что скажет Шеридан?

— Хм-м-м... лучше не думать. Но есть и еще одна причина. Пси-Корпус, — она глазами показала на зашевелившихся ящериц.

Маркус догадался, что она имеет ввиду. Конечно, как ему сразу в голову не пришло. Человек, запечатлевший инопланетных существ — какая находка для Пси-Корпуса!

— Зато Деленн — на нашей стороне, — продолжала Сьюзан.

— Откуда ты знаешь?

— Просто верь мне.

— Есть, мой командор, — он ласково дотронулся до ее щеки.

Красавица вдруг подняла голову и предупреждающе заурчала, а Храбрец привстал на лапки и расправил крылья.

— Это еще что?! — воскликнул Маркус, отдергивая руку.

— Т-с-с, — призвала к порядку недовольных ящериц Сьюзан. — Они решили, что ты меня беспокоишь.

— А я-то думал, мы оставили наши проблемы за спиной и пришли к взаимопониманию, — он погрозил пальцем Храбрецу. — Ты забыл, сколько рыбы я для тебя выловил?

Ответом ему было яростное шипение.

— Зря ты так думал. Как только ящерицы окажутся на «Вавилоне»...

Маркус пристально взглянул на нее, вдруг необычайно ярко представив, как появление двух хищных рептилий, для которых почти не существует преград, разнообразит и без того насыщенную жизнь станции.

— Черт! — вырвалось у него. — Станет весело...

— Вот именно, — хмыкнула Сьюзан. — Проблемы только начинаются.
__________________________________________________________________________

* Рыхлая планета — класс планет, газовых гигантов, плотность которых ниже 0,5 г/см³. По предположениям ученых, такая планета имеется у звезды COROT-1 в системе Единорога.
** P.E.R.N. — parallel Earth, resources negligible.
*** Аspiciens in astra, ea stella fit (лат).
**** Наставник, учитель на Минбаре
***** минбарский аналог земных кошек.

@темы: фанфик, гет, PG-13

Комментарии
2017-10-15 в 18:51 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Роланд Неистовый шел и насвистывал дырочкой в правом боку##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Ну офигительная вещь

2017-10-15 в 18:54 

Nunziata
Мэлис Крэш, два канона просто требовали пересечения)

2017-10-15 в 19:01 

aikr
vivere non est necesse
— Громадина! — воскликнул Маркус, закладывая вираж, чтобы обогнуть вулкан: — Достигает нижнего слоя стратосферы.

На самом деле — ни фига подобного, это переводчик налажал. В оригинале у Маккефри был всего лишь термин «стратовулкан», что к стратосфере не имеет никакого отношения.

2017-10-15 в 19:06 

Nunziata
aikr, спасибо за уточнение) меня признаться тоже высота ненмого удивила
но решила действовать, исходя из имеющегося метериала)

2017-10-15 в 19:50 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
классно! Дракончики чудесны.

2017-10-15 в 20:01 

Nunziata
киса в свитере, рада, если понравилось)

2017-10-15 в 20:05 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
2017-10-15 в 21:01 

царевна Лягушка
Двоюродная сестра Змея Горыныча и внучатая племянница Кащея Бессмертного
Очень понравилось. Интересно, почему обоих дракончиков запечатлела Сьюзан?

2017-10-15 в 21:06 

Nunziata
царевна Лягушка, почему то так написалось... Тем интереснее - как будут сотрудничать. Кстати, у меня есть еще миник про шалости дракончиков на Вавилоне, но он сюда не очень по формату подходит, я сейчас его в дневник положу

2017-10-15 в 21:26 

царевна Лягушка
Двоюродная сестра Змея Горыныча и внучатая племянница Кащея Бессмертного
О, пошла смотреть)))

2017-10-16 в 12:42 

Nunziata
царевна Лягушка, и да, я тут по- своему спорю с кмк кошмарной повестью "Время, Пространство и неизлечимый романтик"
не приходилось читать?

2017-10-16 в 13:09 

царевна Лягушка
Двоюродная сестра Змея Горыныча и внучатая племянница Кащея Бессмертного
Нет, о чём и кто автор?

2017-10-16 в 13:18 

Nunziata
Автор - М. Стражински. Создатель сериала, увы
а повесть о том, как Маркуса оживили через 300 лет. Сьюзан, понятно, уже умерла. Но он ее клонировал. По волосу с плеча!!!!
Но этого мало
Он дал задание восстановить ее память до последнего боя. потом имитировал аварию корабля и остался с с ней на удаленной райской планете. Без возможности связи с другими планетами, с Землей, с Вавилоном.
Как по мне - лучше умереть

2017-10-16 в 13:25 

царевна Лягушка
Двоюродная сестра Змея Горыныча и внучатая племянница Кащея Бессмертного
Да уж

2017-10-16 в 13:29 

Nunziata
царевна Лягушка, да уж, да... мне стало не по себе после прочтения

2017-10-16 в 14:03 

царевна Лягушка
Двоюродная сестра Змея Горыныча и внучатая племянница Кащея Бессмертного
Я такое поостерегусь читать.

2017-10-16 в 14:12 

Nunziata
царевна Лягушка, ых... эт было неожиданно и печально
и это не то уползание, которое бы нам все хотелось....

2017-10-16 в 14:44 

царевна Лягушка
Двоюродная сестра Змея Горыныча и внучатая племянница Кащея Бессмертного
Nunziata, согласна

2017-10-19 в 13:22 

Nunziata
царевна Лягушка, и грутно еще и то, что у клонированной Сьюзан память восстановили только до боя. А от последней фразы повести у меня мороз по коже - что впереди у них были долгие годы
как представлю, что может произости с ними за эти долгие годы в полной изоляции... а если правда как то откроется? да просто возникнет угроза для жизни, которую походной аптечкой не устранить? короче бррр

2017-10-19 в 13:24 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
А я подумала что там как раз ХЭ - они ушли от войны и принадлежат друг другу.

2017-10-19 в 13:28 

Nunziata
киса в свитере, а вот какойто то нечестный ХЭ
он знает все и принял решение и за себя и за нее
а она знает лишь то, что они сражались и потерпели аварию
ну и см выше - а родятся у них там дети ,допустим - и они тоже будут заложниками этого решения?
ну и пр опасности - упал кто-то со скалы сломал позвоночник или еще какая неприятность, которую не вылечить таблетками из аптечки, которые кстати еще и закончится могут.
а психологические проблемы изоляции?

2017-10-19 в 13:29 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
Да какая- то тупиковая ситуация. Я не вдумалась просто

2017-10-19 в 13:29 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
Да какая- то тупиковая ситуация. Я не вдумалась просто

2017-10-19 в 13:33 

Nunziata
ну мне кажется тут автор сериала извратил характер собственного героя
насколько знаю, фаны его слиьно донимали по поводу трагичного окончания этой линии в сериале, вот он и выдал... на гора

2017-10-19 в 13:36 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
А иначе уползти их было нельзя?

2017-10-19 в 13:43 

Nunziata
киса в свитере, э, ну трудно сказать. Там были сложности с 5 сезоном, потом актриса, игравшая Сьюзан, ушла, но дело даже не в этом - опять же, насоклько знаю, в 5 сезоне планировалось для нее нечто иное - любовная линия с лидером беглых телепатов и раскол с Шериданом из-за ее пси-способностей. Тоже как то... грустновато. А уж оживили ли Маркуса или что - вообще никто не знает. Но в конце 4 было - что если будет 5 сзеон ты заморожен но жив, а если нет - то мертв. В итоге - 5 сезон был но Маркус так и остался как бы мертв...

2017-10-19 в 14:03 

царевна Лягушка
Двоюродная сестра Змея Горыныча и внучатая племянница Кащея Бессмертного
Написано что бы отстали(((

2017-10-19 в 14:11 

Nunziata
царевна Лягушка, ага и больше не вздумали просить)

2017-10-19 в 15:13 

царевна Лягушка
Двоюродная сестра Змея Горыныча и внучатая племянница Кащея Бессмертного
Формально он исполнил просьбы.

2017-10-19 в 15:17 

Nunziata
царевна Лягушка, более чем))) вместе... навсегда

2017-10-19 в 16:05 

царевна Лягушка
Двоюродная сестра Змея Горыныча и внучатая племянница Кащея Бессмертного
Мда

2017-10-19 в 16:08 

Nunziata
царевна Лягушка, но остаются фаны) уползать

2017-10-19 в 16:31 

царевна Лягушка
Двоюродная сестра Змея Горыныча и внучатая племянница Кащея Бессмертного
Nunziata, самое правильное решение.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Бар "Уползанец"

главная